Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

Исповедь девочки-"невидимки". Окончание

Не умная, а начитанная

Я всегда чувствовала себя одинокой в этом мире. Мать не защищала меня, не поддерживала, не интересовалась мной. Я росла как трава.

В конце первого класса нам сказали купить цветы на последний звонок для выпускников. Я сказала об этом матери, она меня оборвала и сказала, что денег нет. Все. Это была катастрофа. Я не могла прийти в школу без этих цветов.

В итоге я нашла выход – взяла из дома пластмассовый тюльпан и отдала его одному несчастному выпускнику, которому выпало встать напротив меня. Тогда это увидела учительница, мне досталось и от нее, и от матери, за то, что цветов теперь четное количество и придется один выбросить. По поводу покупки живых цветов мать свела все на нет, как будто бы я не просила ее их купить, а сама выкинула такой фортель.

На родительские собрания она почти не ходила. Мне каждый раз приходилось оправдывать ее перед учителями и оправдываться самой, что я на самом деле говорю ей о собраниях, просто ей некогда.


Ее приспешники

Любимым занятием для матери было обсуждать меня с соседями и приятельницами. Это происходило и в моем присутствии, и когда меня не было. В ситуации конкуренции, то есть когда обсуждали еще чьего-нибудь ребенка, мать мной хвасталась, хвалила. Если же темой для разговора была только я, все мои недостатки обсасывались по косточке. Особенно мать при всех подчеркивала, что я не умная, а начитанная, из-за этого слишком высокомерная, смотрю на всех сверху вниз и с меня надо сбить спесь. Вот это «не умная, а начитанная» рефреном повторялось весь школьный период.

Была одна соседка, Анна, с которой мать особенно сдружилась. Анна была приезжая, денег у нее было еще меньше, чем у нас, поэтому мать ее подкармливала, а та втиралась к ней в доверие. Обещала увезти нас в Израиль. :) Смешно, но мать этому верила. Особенно они сошлись на почве моего осуждения и «сбивания спеси». Во время совместных обедов я выслушивала поучения, каверзные вопросы, все, чтобы доказать, что я на самом деле неумная и незрелая (в 14 лет, ага). В моем присутствии они говорили обо мне «она». Она то, она се, ей надо быть проще и т.д.

Когда я уже начала Анне дерзить в ответ, она стала третировать меня наедине, высказывая, что если бы не моя мать, она бы вообще на меня даже не смотрела, а плюнула бы и растерла. Говорила, что все, что она для нас делает - она делает ради моей матери – ангела во плоти. А я тут черная неблагодарная овца.

Новая школа

В восьмом классе я перешла в другую школу, очень хорошую, с углубленным изучением языков. Наводку нам дали в старой школе. Поступало нас из класса человек восемь, поступила только я.

На первое собрание в новой школе мать взяла с собой Анну. Вернувшись оттуда, мать демонстративно заплакала, а Анна накинулась на меня за то, что я указала в анкете мамину профессию как «рабочая». Это была правда, она была рабочей на заводе. В это время я не владела, к сожалению, тонкостями презентации и без задней мысли написала, как есть. Пока соседка распекала меня за это, мать стояла рядом и изображала жертву, закрывая глаза рукой и вздыхая о моей неблагодарности.

Думая, как бы еще сделать приятное матери, Анна зашла с другого конца. Я жила в комнате, которую нам в этой коммуналке дали позже. Она была больше и теплее, чем мамина. Мне стали предъявлять, что я неблагодарная эгоистка, «такая кобыла», живу в лучшей комнате, а могла бы уступить ее «пожилой» матери. На мои вопросы, хочет ли она поменяться, мать слабо отмахивалась: «Нет, что ты, доченька, живи, а я уж потерплю, я привыкла». Вечная игра в жертву.

К тому же скоро мы мою комнату сдали жильцам, мне с тех пор пришлось жить в пустой «ничьей» комнате, с полуразвалившейся мебелью и протекающими плесневыми стенами. На эту комнату мать меняться уже не хотела.

В новой школе меня хорошо закалило еще и то, что я единственная во всей школе получала бесплатное питание как ребенок из малоимущей семьи. Это было довольно тяжело эмоционально. Приходилось громко говорить буфетчице, при одноклассниках и учителях, что мне нужен обед по талону. В школе в основном учились дети из семей среднего и выше среднего класса, так что надо мной посмеивались, не слишком злобно, но чувствительно. Обед стоил около 100 рублей, даже меньше, но мать этих денег либо не могла заработать, либо опять же жалела на меня. В будущем выяснилось, что у нее скоплена немаленькая сумма.

Недавно вспомнила церемонию награждения после окончания школы – нам вручали аттестаты. У меня была золотая медаль. Все были нарядно одеты, сразу после начинался выпускной праздник. Я только сейчас поняла, что матери на награждении не было. Остальные родители пришли, моя – нет. Скорее всего, не смогла или не захотела отпроситься с работы.

Боязнь врачей

У меня есть глупая фобия – я боюсь врачей, поликлиник, больниц. Долго раскапывать причины не пришлось, мать в детстве ругала меня за все, что было не так в моем организме. Рано начало портиться зрение – виновата, «я же говорила, нельзя столько читать». Выявилось плоскостопие – тем более виновата, «нечего было одни кроссовки носить, что ты как мальчик». Каждое посещение врача было связано с упреками и обвинениями меня во всем, что я сделала не так, а ей приходится теперь тратить время.

Много лет в детстве (около семи?) я ходила с заметным темным пятном – дыркой прямо на переднем резце. Школьные стоматологи запугивали меня, что я теряю зуб и свою улыбку, я рыдала при всем классе. Мать все игнорировала. Не знаю, замечала ли она это вообще, или ей было все равно, или жалко денег? Я поставила хорошую пломбу уже в университете, после того, как накопила денег со стипендии.

В целом, мать моим здоровьем не занималась. Ни к каким врачам, кроме офтальмолога в детстве и терапевта в случае болезни, она меня не водила. Даже когда мне в школе сказали вылечить несколько зубов, она просто приказала мне идти в районную стоматологию. Я пошла одна. Денег на обезболивание, естественно, мне никто не дал. После четырех пломб, идя домой и чуть не падая от болевого шока, я пообещала себе, что на свое здоровье денег жалеть никогда не буду.

Зато мать много рассказывала, что ей пришлось вытерпеть, когда она меня рожала. Она смаковала все натуралистические подробности, и невыносимую боль, и разрывы промежности. Себя, в отличие от меня, ей было жалко.

Религия

С раннего детства меня возмущали фразы «это тебя Бог наказал», когда я ударюсь или упаду. «Какой Бог?» - думала я. Это же я неаккуратно побежала, споткнулась, запнулась. В общем, антирелигиозную прививку мне мать с бабушкой, сами того не желая, сделали уже в детстве.

С какого-то момента мать ударилась в религию. Стала набожная, в церковь ходить, свечки ставить, поститься. Только вот не перестала сплетничать и манипулировать. Как сейчас помню один из ее звонков: «Великий пост ведь. Я вот пощусь. И тебе, доча, пора бы уже начать». Ага, как будто истинное православие только в том, чтобы поститься, знать все праздники и ходить в церковь к пяти утра. Остальные заповеди к исполнению не обязательны.

Сепарация шаг за шагом

На самом деле у меня был шанс осознать и проработать свои проблемы гораздо раньше, чем сейчас. В новой школе с 9 класса нужно было выбрать специализацию – психология, юриспруденция или экономика. Мне нравилась психология, я всегда стремилась разбираться в чувствах, мотивации, человеческих отношениях и т.п. Когда я сказала матери, что выберу психологию, она фактически поставила ультиматум – или я выбираю юриспруденцию, или «живу сама, как хочу».

Мне пришлось подчиниться. После школьной специализации я также поступила на юридический факультет в хорошем вузе. В целом я благодарна ей за принятое решение, я получила хорошую профессию, которая позволила мне зарабатывать деньги. Но иногда думаю, а что, если бы я поступила на психологический? Разобралась бы со своими травмами и тараканами на десять лет раньше, была бы сейчас беззаботной и благополучной?

После первого курса я нашла себе подработку на лето. Когда рассказала об этом матери, к моему удивлению, она схватилась за сердце: «Зачем тебе это? Ты что, хочешь сказать, что я не могу тебя обеспечить?» Ну вообще-то я именно это я и хотела сказать. Карманных денег у меня почти не было, приходилось выпрашивать. А теперь мне надо было на что-то покупать тетради, ручки и хоть какую-то одежду, потому что мать одевала-обувала меня по минимуму, пока совсем не развалится.

Училась я на дневном бесплатном в МГУ, работать во время учебы было невозможно. Нашла работу на выходных, так и подрабатывала в дополнение к стипендии. Потом закончила университет, нашла работу.

Мать до этого сократили с завода, она по совету знакомых стала работать няней. Однажды работу она потеряла и как бы искала новую. В тот момент я уже работала. Вдруг, как гром среди ясного неба, она устраивает истерику по поводу того, что ей не на что жить, не на что купить еды, заплатить за квартиру. Обставляет это так: я захожу к ней в комнату, она смотрит телевизор, постепенно начинает рыдать, что она такая несчастная, сидит без копейки второй месяц, а я, бездушная черствая сволочь, даже не поинтересуюсь, как дела у «старушки матери» (53 года).

Я от чувства вины и стыда рыдаю вместе с ней, в последний раз, это ее последняя манипуляция, на которую я ведусь. Ей никто не мешал просто объяснить ситуацию, просто попросить денег. Как выяснилось позже, у нее была заначка, которой она просто не хотела пользоваться.

После этого, я дала по ее просьбе объявление у себя на работе о том, что моя мать ищет работу няней. Ее быстро ангажировали. Но я об этом вскоре пожалела. Однажды она просто не пришла на работу. Меня через мою начальницу нашла ее работодательница, спрашивала, что с ней, жива ли она вообще, они не могут до нее дозвониться.

После работы я зашла к матери в комнату, она лежит, скрючившись на диване, страдает. Подхожу, спрашиваю, в чем дело, нет ответа, после тормошения на десятый раз сквозь зубы отвечает, что она устала, и вообще спит, и это недоразумение, у нее выходной. После этого случая я зареклась ее кому-либо рекомендовать, такая подстава перед начальством мне была крайне неприятна. Но в итоге через какое-то время я сдалась и нашла ей работу еще раз.

Выхожу замуж

Вскоре после окончания универа я познакомилась с будущим мужем – Иваном. Вскоре решили жить вместе. Какое-то время жили в моей комнате в коммуналке. Кто не жил в коммунальных квартирах, тому сложно будет понять. Это меняет психику. Это постоянный прессинг, мелочная наблюдательность и паранойя, разрушение твоих границ, грубое вторжение в частную жизнь.

Однажды мы с Иваном вернулись из отпуска и первое, что мы услышали от матери, как только зашли в квартиру после месяца отсутствия, было брошенное мне: «Ты в курсе, что твоя очередь убираться на этой неделе?». Не «привет!» Не «как дела?», а «давай убирайся».

Нужно жить самостоятельно. Денег на съем своей квартиры, даже самой дешевой, пока не было. Решили переехать пока в квартиру Вани в Подмосковье. Продержались семь месяцев. Дорога занимала почти два часа в один конец, четыре часа в сутки плюс 10-12 часов на работе. Электричка, метро и обратно, времени оставалось только на сон. Я сдалась, не выдержала, попросилась обратно пожить у матери. Вернулись. Обнаружилось, что тем временем она часть мебели в моей комнате разобрала, часть испортила, и я поняла, что долго я тут не выживу.

Я не могла заставить себя находиться с ней на одной кухне, поэтому Ваня взял на себя готовку. Мать считала всю квартиру своей, поэтому заседала на коммунальной кухне целыми днями. Мой муж брал на себя весь удар, когда она ворчала, зачем он готовит такую жирную пищу, ведь я и так не худенькая, а он меня еще раскармливает. Она жаловалась ему, что ванна грязная, потому что я встаю туда грязными пятками, и прочий бред больной души. Это она говорила человеку, с которым мы только что поженились, вернулись из медового месяца. Ваня снимал напряжение, насколько мог, шутил, не брал в голову, но это все было невыносимо для меня.

В какой-то момент у нас появился кот (чудом спасенный Ваней после ДТП). Показательно, что мать отказывалась называть его по имени. Хотя мы много раз называли его имя при ней, она каждый раз типа забывала и называла его по-другому, как ей хочется.

Разрыв

Мне было плохо, но я не понимала, почему, и решилась обратиться к психологу. Она помогла мне осознать часть всего того, через что я прошла. В итоге, через год с небольшим после возвращения к матери мы с мужем по моему настоянию сняли квартиру.

Мать я никак об этом заранее не предупреждала. Когда мы паковали и выносили свои вещи, она в какой-то момент зашла, спросила, уезжаем ли мы. При положительном ответе стала заламывать руки и спрашивать, чем же она меня так обидела, что она плохая мать и т.д и т.п. Я начала оправдываться, но Иван разозлился и дал ей резкую отповедь по поводу того, как она со мной обращалась, унижала и поливала грязью, что это нехорошо делать по отношению к собственной дочери, и ей должно быть стыдно. Она моментально замолкла и оскорбленная убежала в свою комнату.

После этого было долгое молчание. Не помню, кто первым его нарушил. Наверное, она. Решила приватизировать наши комнаты. Я написала отказ от своей доли. Приватизация из-за каких-то технических препятствий не удалась. Мать сложила руки. Ей же это не надо, ее из этих комнат никто не выгонит, а большего ей как бы и не надо. Оставить что-то мне в наследство? Вряд ли такие мысли вообще приходят ей в голову.

Здесь надо понимать, что я выросла в ощущении вечного неискупимого долга перед мамой. Я была уверена, что начну зарабатывать, куплю сначала ей отдельную квартиру, потом уж как-нибудь себе. Я не знала реалий. Посмотрев рынок, я поняла, что на одну квартиру в Москве мне надо копить всю жизнь. Почему я должна класть жизнь на квартиру для мамы, которая не хочет пальцем о палец ударить, чтобы приватизировать свои комнаты и самостоятельно улучшить свои жилищные условия?

Тем временем она говорила мне, что хочет купить участок земли (стоимостью в полтора миллиона!) на кладбище, чтобы я могла навещать ее могилу после смерти. А то похороню неизвестно где и ездить не буду. Хотелось сказать: мама, если хочешь помочь, дай нам лучше эти деньги на первый взнос за квартиру. Кстати, ей 58 лет, и умирает она уже лет двадцать.

Между делом она еще жаловалась мне, что хотела отравиться, когда я уехала, так ее это подкосило. Жаловалась на Ивана, называла его не по имени, а исключительно «этот». Мне очень помогло, что психолог предупреждала меня о возможности такой манипуляции, и я не приняла это близко к сердцу. Моя мать не из чувствительных, она скорее заставит всех остальных удавиться, прежде чем сама покончит с жизнью.

Четыре года спустя

Уже больше четырех лет мы живем раздельно. Я начинаю забывать прошлое, как страшный сон. Не хочу с ней общаться, но меня гложет чувство вины и стыда, что хорошие дочери и порядочные люди общаются с родителями, поддерживают их.

Периодически, пару раз в год она звонит мне, либо поздравляет с праздниками или днем рождения, либо требует денег за то, что я у нее прописана, или еще о какой-нибудь услуге. Я пытаюсь безэмоционально сказать, что все хорошо, и спросить, как дела у нее.

Она не интересуется, замужем ли я и за кем. Ей это не интересно. Она просто решила, что мы как-то поженились, устроили пышную свадьбу, а ее не пригласили. Хотя мы просто расписались. Денег ни на какую свадьбу не было. Зато мать справедливо чувствует себя обиженной, придумав свою историю. Она не знает, где я живу, в каком районе, что за квартира. Никогда не спрашивала. Зато сюсюкает и лезет обниматься и целоваться при редких встречах.

Я не очень понимаю, что я к ней испытываю. Гнев, жалость, брезгливость. Кажется, вся любовь, которая у меня к ней была, кончилась.
Tags: нарциссическая мать, неглект, обесценивание, токсичный родитель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 522 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →