?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
За пятью зайцами, или "Добрый и чувствительный" психопат. Окончание
tanja_tank
Явление жены и дочки

Через неделю в мой дом с поезда вошли его бывшая жена и дочка. Которым он не снял гостиницы и знал, что им остановиться негде. Визит планировался за два месяца. Алла узнала, что едет с дочкой в дом, где он живет с женщиной, прямо на вокзале. Алла узнала, что несколько месяцев нежной переписки с бывшим мужем и регулярных созвонов в скайпе не означают, что бывший муж хочет вернуться опять, ну, или как минимум, наконец, озаботился своей дочерью.

Он даже не позвонил мне с дороги, чтобы сказать, что везет их ко мне. Он сразу схватил дочь и потащил ее показывать коллегам в ресторан. А мы с Аллой пошли в магазин за продуктами. И больше за три дня их пребывания мы Сережу практически не видели. Хотя он собирался взять три выходных дня. Но на работе что-то требовало постоянного его присутствия.

Мы развлекали детей, благо дети подружились. Гуляли. Напились вдвоем. Но Алла мне все равно всего не сказала. Потом сказала – «я не хотела выглядеть дурой в твоих глазах, потому что ты бы мне все равно не поверила. Но я сразу поняла, что он скоро от тебя уйдет. Потому что он пожаловался, что у него начались ежедневные головные боли».


Потом девочки уехали. А я имела разговор с Сергеем о том, что неплохо бы хоть что-то посылать в Мурманск и хотя бы раз в неделю разговаривать с дочерью по скайпу, благо дети подружились, и можно так ненавязчиво вернуть папу в жизнь ребенка. Наивная.

Дальше был спокойный период какой-то. Как будто все наладилось. Он начал говорить слова любви. А так было все то же самое – дома Сергей появлялся, чтобы поспать, заняться любовью и покурить гашиш. Или посидеть за планшетом. И обязательная ночная беседа после работы о его великолепии и производственных подвигах.

Визит начальника

В октябре у нас появились гости. Я немного была удивлена, поскольку жизнь со мной не афишировалась. Хотя он меня и не скрывал. Близкие коллеги знали, не знали только, какая у нас разница в возрасте.

В гости пришел Сережин старший коллега с девушкой, тоже их коллегой, между ребятами только начались романтические отношения. Мы прекрасно провели вечер, Сергей приготовил дивный ужин, выпивали, шутили.

А потом Сергей вспомнил, что старший коллега просил, чтобы я его проконсультировала как юрист. И я проконсультировала. И мы уже были не трезвые, и я не сразу поняла… насколько была не к месту консультация. Коллега находился в состоянии развода, ссоры, проблемы с доступом к сыну. И когда я закончила отвечать на его вопросы, я посмотрела на его девушку… на ней лица не было.

И Сергей предложил всем успокоиться гашишем. Старший коллега не курил с момента подростковых проб… Я вспомнила, как Сергей рассказывал, насколько тот неустойчив и на нервах, и даже с похмелья прогулял смену на днях… И Сергей бы гораздо лучше справился с его должностными обязанностями. И я поняла, зачем к нам приходили гости...

«Нас больше нет»

От меня Сергей ушел через полторы недели.

Случилась размолвка из-за очередной гулянки полуночной. Пару дней Сергей ходил с козьей мордой, а я забила и занималась своими делами, не обращая на него внимания. Для таких ситуаций у него была специальная поза – Сережа ложился на диван, носом к стене и замирал на несколько часов. И вот утром он ушел на работу. А вечером вошел, лица нет, стакан воды выпил залпом.

- Я ухожу. Сейчас. Я все решил. И не говори, что ты этого не ожидала. И не разводи меня на эмоции. Я пару дней поживу у Коли, потом сниму квартиру.

- Да ни разу я этого не ожидала! Что случилось?

- Это третий раз уже, все.

- Что третий раз???

Нет ответа.

И ушел, за десять минут побросав мелкую технику и форму в сумку.

Я бежала за ним до угла дома. Развернулся.

- Либо ты от меня отстанешь сейчас, либо я тебя ударю. Иди домой, там ребенок ревет.

Я вернулась. Я писала. Много писала в вотсапе. Не звонила - знала, что не возьмет трубку. Удивительно, но он читал сразу, как приходило сообщение ему. В четыре утра читал. В пять. Днем читал. И молчал.

Два дня я простояла у окна. Не могла понять, он совсем ушел, или у него что-то случилось, и крыша поехала.

На третий день я совсем спеклась. И написала нечто вроде – давай объяснимся, без истерик, я не знаю, ждать тебя или нет. Если у тебя резко началась другая жизнь – забери вещи и дай мне возможность не ждать тебя больше.

Написал, что придет в воскресенье в восемь. В восемь никого нет. В девять тоже. И тут меня переклинило буквально. Я полезла в его страницу в соцсети. Пароль знала. Он у него один на все был. Просто так полезла, он вообще не скрывал, на планшете не выходил из аккаунта, и…

Свежедобавленный друг - Маша. И сообщение двухчасовой давности: «Я хочу быть для тебя опорой и поддержкой, в любых ситуациях и настроениях. Ты мне ОЧЕНЬ ДОРОГА, целую». Пришел Сергей в районе 10-ти. Никаких вещей забирать не собирался.

- Я все решил. Я снимаю завтра квартиру. Собственно, все.

- А как же мы?

- Я думал, ты поняла, я ясно тогда выразился, что нас – больше нет.

- Как так неожиданно нас не стало?

- Это для тебя неожиданно. А для меня ожиданно. Я понял сегодня утром, что проснулся с чужим человеком.

Я не удержалась и выругалась со всей накопленной яростью. Процитировав сообщение девушке Маше. Попросила не губить молоденькую девушку, потому что он ей личную жизнь испортит на ближайшие пять лет за какие-то пару месяцев.

- А можно, вещи мои полежат?

- Нет уж, не полежат, завтра Митька (муж моей дочери, а Сережа успел со всеми моими подружиться… и денег у них назанимать, как потом выяснилось…) тебе в ресторан твои вещи привезет.

Походил, пособирал еще что-то по мелочи, и ушел.

Ломка

Я даже подумать не могла, что буду так сильно переживать. Что будет такая сильная ломка. Я буквально выла. Не ела месяц вообще. Стройна теперь, как лань. Афобазол не помогал. Сутками не спала. До галлюцинаций дело доходило – мне казалось, что дверь открывается (хотя ключи он мне сразу отдал). Что шаги в комнате. Хорошо, что я совсем не пью алкоголь, а то бы запила. И хотелось, а не шло совсем, пробовала.

Я могла только говорить о нем. С кем угодно. Заговорила всех. И я могла читать. Татьяна, я читала вашу книгу по разу за ночь. Две недели. И Юлю Рублеву читала. И все, что находила еще. Добралась даже до какой-то совсем сложносочиненной психиатрической литературы. Но это единственное, что приводило меня в сознательное состояние.

Я была очень яростна. И я решила узнать все, что отказалась узнавать вначале. И написала Карине. Карина яростна была уже пять месяцев. Мы нашли друг друга.

Карина прислала мне все переписки, все сканы документов от приставов из Мурманска. Я исправила ее юридически безграмотный текст. И объяснила, кому нужно его послать. С приложениями. На третий день директор по персоналу позвонил Карине в Рязань. А потом мне. На следующее утро Сергей был отстранен от работы. Точнее, ему было предложено решить за неделю все проблемы с долгами в Рязани и Мурманске, и вернуться на работу. Он не захотел. Устроил безобразную сцену. И ушел.

Карина так и не получила своих денег, но сказала, что удовлетворена. Мне было все равно. Я просто сделала то, что нужно было сделать. Жаль, что я тогда сделала не все возможное. С другой стороны, если бы я этого не сделала, возможно избежала бы второй части марлезонского, кто знает…

"Считаете меня плохим? Я буду соответствовать!"

Прошло две недели. Я зашла посмотреть в соцсеть, как там дела у героя дня. И обомлела. Там было все удалено. И висела фотография. Одна. Спиной со сцепленными на затылке руками. И написано следующее:

«Это вы мне говорите, что я плохой?

Правда о вас, которую я знаю, куда хуже лжи, которую знаете вы.

Я не оставлю ни один поступок без внимания. Вы считаете меня плохим, я буду соответствовать вашему мнению».

Я спросила: «Что за кошмар у тебя на странице?» «Так вышло, - отвечал Сергей. – Можно я завтра заеду поговорить?»

Он был очень несчастный на вид. Бледный, с кругами под глазами. Притихший. С охрипшим голосом. Мы долго говорили. На какую-то долю секунды мне показалось, что он понял, что с прошлым нужно разобраться. Что нельзя и дальше разрушать, нельзя жить одним днем…

А потом он обнял меня. Я заплакала. И он меня изнасиловал. Повторяя: «Как же это неправильно… прости». Я не сопротивлялась. Я даже не знаю, что чувствовала, кажется – ничего. Замерла. Я только наутро поняла, что это было насилие.

А через два дня он пришел снова. Без звонка.

- Давай останемся друзьями. Я живу с этой девушкой, Машей, с самого ухода от тебя, и по-моему, ее чувства не наиграны, я «буду посмотреть».

- Ты думаешь, я могу остаться с тобой друзьями?

- Я смогу, - сказал Сергей.

Прошло две недели. Я ему писала. Он не отвечал. Я ходила к психологу, и мы потихоньку выясняли, что со мной случилось. В декабре я нашла работу моей мечты. В прекрасной команде. С неплохой для Питера зарплатой.

И я написала Сергею об этом. Как это для меня здорово. Что работаю уже неделю.

- Я заходил к тебе вчера… а тебя не было. Я снова меняю работу, пригласили в крутой рестик. Я в метро, позвоню, как выйду.

Не позвонил.

Его опять выгнали с работы. Он опять поскандалил. Вот и менял место работы.

Часть вторая. Январь-июнь 2016 года.

До Нового Года Сергей не появлялся. А 1 января я проснулась от его звонка. Пожаловался, что все плохо, Новый Год встречал один, попросился заехать в гости. В соцсетях появились тяжелые депрессивные сообщения. К середине января его уволили с третьей работы, конечно, не по его вине...

Все у него стало совсем плохо, заезды в гости участились. Он жаловался на несправедливость мироздания, говорил, что с ним явно что-то не так, он совершил много плохого в прошлом, но это все он был вынужден из-за обстоятельств, и это прошлое его преследует, но ему не разобраться в самом себе, и вообще, не сходить ли ему к психологу…

Рассказал, что все еще живет в одной квартире с Машей, но не вместе, а в другой комнате, квартира коммунальная. Что опять начал играть в нашу онлайн-игру и был бы рад, если бы я снова присоединилась. Что он по мне очень скучает как по другу. Что как я ему и предсказывала, их отношения с Машей испортились ровно через полтора месяца.

Мы много разговаривали. Мне показалось, что он меняется, что неурядицы и проблемы сделали его человечнее, что ли. Мне было его очень жаль. Однако я поторопилась записывать его в друзья-знакомые.

В один из приездов он долго возился с дочкиным ноутбуком, вызвал такси уже за полночь, я пошла его провожать, по дороге зашла в ванную. Когда я открыла дверь, чтобы выйти, то уткнулась в его грудь, он втолкнул меня внутрь и запер дверь. Такая яростная страсть вдруг проснулась.

В конце января он приехал с вещами. Я сама его позвала, потому что никаких сил смотреть на его изможденную, совершенно измученную физиономию не было. Его депрессия была настолько глубокой на вид, он был настолько нестабилен, что я пару раз всерьез испугалась за его безопасность. Такое впечатление он создавал.

Пару недель он тупо сидел у меня на кухне и играл в онлайн-игру. Работы у него не было, денег не было, настроения тоже не было. Ему было смертельно скучно. Знакомый ему предложил работу в одном из ресторанов в центре, как-то очень вяло Сергей на нее вышел, отработал несколько смен…

А потом ушел, взяв только планшет, и сказав, что не может сидеть на моей шее, поживет у приятеля. Но через пару дней вернулся, очень проникновенно попросил «в долг» денег. Ему нужно уехать из города на неделю, подумать, и ровно через неделю он вернется «к нам домой» – ко мне - насовсем. Просил поверить. Денег я дала, но…

"Командировка" у Маши

Но все это время я отслеживала его местоположение. У меня не было воли прервать наши односторонние отношения, но было достаточно сил, чтобы держать руку на пульсе. Пусть будет очень неприятно, пусть больно, но без неожиданностей. Я всегда знала, где он находится.

Ни на какую работу он не ходил, а ездил к девушке Маше. «Приятель» тоже был Машей, и всю эту неделю «раздумий» он тоже провел у Маши. Причем ключевым объектом всех этих перемещений между мной и Машей были не мы, а как я видела по статистике игрового времени, онлайн-игра.

А я ждала установленной даты, на которую он назначил свое возвращение. Состояние было тяжелым. Зависимость, депрессия, панические атаки, и какой-то тяжелый нездоровый интерес был – как он обставит свое возвращение. И куда он денет Машу, он же должен понимать, что так не набегаешься.

Сейчас я не смогу объяснить, почему я ждала его возвращения как загипнотизированная. Знаете, это такое ощущение, как будто сидишь в капкане. И больно уже настолько, что стараешься лишние движения не совершать, притихнуть и приспособиться как-нибудь, чтобы этой зажатой ногой не шевелить.

В назначенную дату он вернулся. Другой человек вернулся, радостный, соскучившийся, искрящийся. С бутылкой, подарочками «из Москвы и Рязани». Мол, ездил в Рязань улаживать прошлые дела, и уладил. Я не стала говорить, что знаю точный адрес «Рязани». Решила, что сделал человек выбор – его право, главное – сделал, наконец. Я все еще питала иллюзии, что выбрали меня как женщину, а не как обстановку.

Сергей заранее купил новую симку и отключил старый номер, отключил получение сообщений от кого-либо в соцсетях. Устроил мне демонстративную «ночь великой любви»… и продержался дня два.

Потом стух и сел за планшет играть. Из дома не выходил и ни с кем вообще не общался. Любая неудача в игре сопровождалась истерическими всплесками, сколько мышей отправилось на помойку, не сосчитать. Он метался между скукой, игрой и обманывал меня, что ищет работу.

Доходило до смешного. Один раз он якобы поехал на собеседование и даже отчитался в подробностях, а потом я посадила его за его же ноутбук и открыла страницу игровой статистики, из которой явственно следовало, что из дома он в тот день не выходил. Он сказал, что ему было стыдно передо мной, что я от него ожидаю побед, а он так в себе неуверен сейчас… Пожалела.

Потом начался период регулярных попыток от меня уйти. Сергей собирал вещи. Я с ним разговаривала. О том, что нужно успокоится, взять себя в руки, стабилизироваться, прекратить бегать по городу, куда, пардон член укажет, вылезать из депрессии и не трепать нервы некому. О том, что влюбленности и стрессы проходят, а если мы решили быть вместе, то переборем…

Он разбирал вещи. И по кругу. Помню, как-то ждала начала заседания суда, и получила сообщение: «Я все-таки решил уйти. Но не могу в твое отсутствие». Так и сидел, ждал меня на сумках до вечера, чтобы я приехала и опять его отговорила. Для меня тогда ключевым было сознание, что мне надо вытянуть его как-то из этой ямы и вернуть в деятельную жизнь нормальную. Куда бы я его отпустила-выгнала, без денег, без жилья, без работы, без друзей? Спасатель, да. Хотя, если честно, вот об этом своем решении – не выгонять его, я не жалею. Я бы ни с кем не поступила иначе.

Опять "новая жизнь"

Так прошел еще месяц, а к маю Сергей нашел работу. И все закрутилось, улучшилось, просветлело и даже почти начало напоминать нормальную жизнь. Он опять расправил крылышки, взлетел, вдохновился и начала делать новую карьеру. Ему все нравилось: и место, и коллеги, и кухня, и перспективы. Он воспрял духом. К концу мая я перестала отслеживать его местоположение.

А потом в моей жизни произошли определенные изменения, не кардинальные, но требующие изменения места жительства и среднесрочные финансовые затруднения. В обозримом будущем в финансовом отношении я стала для него бесперспективна.

Однако Сергей выступил на словах как ответственный глава семьи, заявив, что я его не бросила в трудную минуту, и он тоже меня не бросит, и материально тоже, конечно, мы переезжаем вместе, у нас одна жизнь и общие деньги, я его самый близкий человек, и он все для меня сделает. Был какой-то период, когда мне показалось, что он действительно меняется, что это вообще возможно.

В конце мая из Мурманска приехал его старый и единственный друг Алексей. Как бы проездом приехал, но на третий день выяснилось, что погода не та, катер дырявый, в Ладожское озеро Алексей не пойдет, а останется в Питере, и пока не подыщет работу и жилье, поживет у нас.

За три недели Леша убедил Сергея, что им вдвоем нужно снять квартиру как в «старые добрые времена», я без него не помру, и «людям не обязательно отвечать точно тем же хорошим, что они сделали тебе, можно иначе воздать», и что мы с Сергеем не пара, а впереди лето, самолеты, девушки…

А со мной Леша вел разговоры о том, какой Сергей, да-да, нарцисс, рыба скользкая, истеричка и сказочник, и что таки да, Леша его заберет из-под моей опеки и спасет, и наставит на путь истинный, и «станет тем лезвием, которое разрежет наш с Сергеем союз». И что совершат они вдвоем в Питере великие дела, но «без баб».

Что наш союз трещит по швам и складывается как карточный домик, я поняла уже через неделю. Хотя Сергей все отрицал, подтверждал свое намерение жить со мной, первую зарплату положил в общий котел. Поэтому мне не верилось, что вот так просто и легко все закончится.

Две недели была такая адская смесь ожидания расставания, надежды на то, что обещания Сергея и его «чувства» все-таки не окажутся пустым звуком, постоянной тревоги и одновременно подспудного желания, чтобы все это уже закончилось, так как надоели они мне оба со своей болтовней и гашишем пуще пареной редьки. А поведение и разговоры Сергея менялись на глазах. Он охладевал и отдалялся.

Я старалась вести себя спокойно, не истерить, не реагировать на прекращение наших маленьких традиций: желать доброго утра, переписываться в течение дня, разговаривать вечером. Иногда я пыталась поговорить о том, что происходит, но он либо избегал разговоров, либо совершались неприятные агрессивно-истерические выяснения отношений, с его убеганием из дома, с нелепыми обвинениями меня в ревности, подозрительности, преследовании его персоны.

Короткие словесные стычки заканчивались порой каким-то обезличенным сексом, когда мне говорили: «Отвернись» и по окончании процесса поворачивались спиной. В последние дни он вообще перестал со мной общаться по-человечески и начал откровенно проявлять злость и равнодушие.

На мое возмущение он отвечал, что это со мной что-то не так, я над ним издеваюсь, смеюсь и не оставляю его в покое. Я прогибалась все больше и почти все время молчала, пропуская все удары, под конец уже явно намеренные. В какой-то момент я решила, что вообще не буду защищаться, чтобы хотя бы свои человеческие чувства не перепачкать напоследок.

Ненависть и равнодушие

Накануне моего дня рождения он никак не шел спать, сидел на кухне за планшетом, что-то рисовал, шушукался с Лешей, а я не могла заснуть. Встала, погладила его по плечу, позвала спать.

- Что ты все ко мне липнешь? - зашипел он.

- Сереж, - спросила я, - откуда столько ненависти и равнодушия? Что я сделала?

- Хм, - сказал он, - я тебе покажу, что такое настоящие ненависть и равнодушие.

Утром в мой день рождения Сергей уехал на работу, хотя у него был выходной. Я с работы приехала домой с цветами и подарками, позвонила Сергею и предложила к нему заехать, а потом пойти праздновать. Но он сказал, что не на работе, но занят и бросил трубку.

Посыл я поняла. Открыла его ноутбук и нашла там свежую переписку с новой барышней. Все те же тексты, те же обороты речи, те же подходцы. Нежный, вежливый и принимающий ее «такой, как она есть», «будь собой», «с утра ты прекрасна без прикрас» «приезжай, я сделаю для тебя персональное блюдо», «посмотри фильм «Фонтан», мне интересно твое мнение»...

Дальше я действовала по наитию. Я позвонила Сергею и сказала, что знаю, где он и с кем. Он только успел сказать, что это я его довела, и что вечером поговорим. Я набрала номер Маши. Сказала ей, что у меня сегодня день рождения, а наш общий с ней знакомый повел выгуливать новую пассию. Маша не стала задавать лишних вопросов, взяла подругу, текилу и через полчаса была у меня. Потом подтянулся Алексей, сильно расстроенный, что «без баб» опять не обошлось, и еще пара моих друзей заглянули на огонек.

Это был один из самых веселых моих дней рождений, честно. Мы со смехом выясняли, кому и что именно Сергей лгал. Мы разошлись не на шутку. Маша оказалась очень милой, интересной, энергичной девушкой. «Ну почему я не послушала Карину в самом начале?» - говорила она.

Мы выяснили, что у Маши дома – это была поездка Рязань (середина февраля), а когда он жил у меня, то сказал ей, что у него поездка в Финляндию (конец февраля-март), куда Сергей уехал на пару неделек, обещал вернуться, потом оборвал все контакты, отключил телефон и по-тихому забрал свои вещи из ее комнаты, пока ее не было, не отдав ей ключи.

Мы выяснили, что Маша также немало потратилась на Сергея, покупала ему одежду и кормила, а деньги, которые Сергей «занимал» зимой у меня, он до нее так и не донес. Маша очень хотела дождаться Сергея и посмотреть ему в глаза. Я еле успела поймать Машину подругу за попыткой торжественно порвать к чертовой матери Сережины вещи, потому что подруга рассказывала, как забирала Машу после тяжелого аборта на фоне отрицательного резус-фактора к себе домой, а Сережа таки привез нужную ампулу с лекарством (на которую взял у меня деньги), но даже не зашел в квартиру с Машей поздороваться, на пороге передал и сбежал.

Сергей приехал поздно вечером. К тому моменту остались я, Маша и Леша, очень нетрезвые, болтающие обо всем на свете. Сергей не поздоровался, не посмотрел на Машу, начал собирать вещи, двинулся к выходу, но потом почему-то передумал, что-то пытался мне на кухне сказать, просил его «отпустить», но я была совсем на своей волне и вещала ему, икая, о любви к человечеству и между его отдельными представителями, и о том, что так к людям относиться никак нельзя, и кажется, сказал, что отпускаю, хотя зачем вообще кого-то держать или отпускать, ведь люди рождены свободными и это ценность непреходящая.

Наутро Сергей вылетел из моего дома с вещами как пуля. Я бессильно, как тряпочка, ползала вокруг него, пока он собирал вещи, беспрерывно ревела и просила не уходить. Полный упадок сил и воли. Сергей был очень зол. «Если я что-то забыл, выброси это, я сюда никогда не вернусь! На этот раз я собираю вещи в последний раз!» - шипел он. «Прощай навсегда! В сердце моем теперь пусто, но в голове созрел четкий план. Я выбираю свой собственный путь»…

Он даже попытался «забыть» Алексея у меня в квартире. «А Лешу ты мне в наследство оставляешь?» - спросила я. «Нет, Лешу я заберу с собой, иди, Леша, вещи собирай, что стоишь как столб? Ты тоже надо мной тут вчера стебался! Вы тут все! А ты что ревешь, вон у тебя какая поддержка! Всех собрала. Раз я плохой, так и буду вести себя соответственно!». В этот раз он собрался очень быстро и тщательно, забыл только зимние ботинки, явно не специально.

Отпустило

Дверь закрылась. Я выдохнула. Сильно переживала, что устроила такую сцену с днем рождения. Потом поняла, что не знаю почему, но поступок был верным и последствия у него очень правильные. Потому что с тех пор тишина. Полная. И в моем сердце тоже, оно освободилось. И никто не пытается больше ходить ко мне в гости «дружить». Я бы с этим не справилась.

Самым тяжелым был десятый день. Потом стало легче. Чуть позже я переехала в родной дом, где о Сергее ничто не напоминает. У меня появилось очень много дел, которые просто не оставляют мне времени вспоминать. Мироздание смилостивилось и шлет покой и небольшие приятные человеческие подарки. Работа радует. Интерес к жизни Сергея у меня начисто пропал. Удалила все контакты, и его, и Лешины сразу. Потому что Леша навязывался на общение, а мне это неприятно.

Я избегаю по возможности получения любой информации о Сергее. Совсем избежать не получается, потому что дружу с Аллой, а ей нужно помочь с очередным розыском в рамках исполнительного производства по алиментам, уже в Питере.

Сергей периодически звонит моим знакомым с разговорами ни о чем, я попросила их просто не отвечать ему. Или мне не докладывать. Я теперь очень осторожна, не питаю никаких иллюзий по поводу настоящего отношения ко мне этого человека, и не верю ни одному его слову и поступку. Мой ближайший план – закончить организацию моей независимой от него, благоустроенной жизни, закончить эту историю внутри себя.


  • 1
ну как бы да.
Столько терпеть этого Сережу?

Edited at 2016-08-09 07:52 pm (UTC)

  • 1