Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
Гримасы нарциссической зависти
tanja_tank

Зависть, перманентная и испепеляющая — одна из основных эмоций, движущих нарциссом. Эта эмоция прекрасно ими осознается. Нарциссы, хоть сколько-то заморачивающиеся самоанализом, могут составить четкий список, каким качествам и в ком они завидуют. Большинство исследователей сходятся к тому, что завидуют они тем нашим чертам, которыми хотели бы обладать, или тем, зачаточное наличие которых в себе подозревают. Показательна в этом отношении фраза одного нарцисса: «Я хочу обладать нпечорине только твоим телом, но и личностью».

Прекрасно осознавал свою завистливость и великий русский поэт Михаил Юрьевич Лермонтов. Хотите глубже понять нарциссическую организацию личности — читайте его стихи и прозу. По сути, они автобиографичны.

Сегодня я хочу заостриться на том, как нарцисс переживает зависть. Разберу это на примере конфликта, описанного в повести «Княгиня Лиговская» - между светским волокитой Жоржем Печориным (предтечей «героя нашего времени») и скромным чиновником Красинским.

Итак, Печорин намеренно сбивает экипажем пешего незнакомца — шутки ради. Но в этом поступке уже видны проявления зависти — молодой незнакомец высок и хорошо сложен, в отличие от невысокого и нескладного (так он себя оценивает) Печорина.

Оставив незнакомца в грязи, Жорж спешит промочить горло в компании приятелей и встречает там обиженного им человека. От его красоты он буквально выпадает в осадок:


«Этот молодой человек был высокого роста, блондин и удивительно хорош собою; большие томные голубые глаза, правильный нос, похожий на нос Аполлона Бельведерского, греческий овал лица и прелестные волосы, завитые природою, должны были обратить на него внимание каждого».

Уже по одному портрету Красинского мы видим, что внешне он — полная противоположность Печорину «с его невыгодной наружностью».

«Печорин рассказал, как он сегодня у Вознесенского моста задавил какого-то франта, и умчался от погони... Костюм франта в измятом картузе был описан, его несчастное положение на тротуаре также. Смеялись.

Когда Печорин кончил, молодой человек во фраке встал и, протянув руку, чтоб взять шляпу со стола, сдернул на пол поднос с чайником и чашками; движение было явно умышленное; все глаза на него обратились; но взгляд Печорина был дерзче и вопросительнее других; - кровь кинулась в лицо неизвестному господину; он стоял неподвижен и не извинялся.

Вдруг Печорин опять сел и громко кликнул служителя: что стоит посуда - ему сказали цену втрое дороже.

- Этот чиновник так был неловок, что разбил ее, - продолжал Жорж холодно; - вот деньги - он бросил деньги на стол».

Намеренно унизив этим незнакомца, Печорин добивается эскалации конфликта.

«- Милостивый государь, - голос чиновника дрожал от ярости, жилы на лбу его надулись, и губы побледнели: - вы меня обидели! вы меня оскорбили смертельно;

- Это для меня не секрет, - отвечал Жорж, - и вы могли бы объясниться при всех: когда ж вам угодно стреляться? нынче? завтра?... я думаю, что угадал ваше намерение; по крайней мере разбитие чашек не было случайностью: вы хотели с чего-нибудь начать ... и начали - очень остроумно; - прибавил он, насмешливо поклонившись...

- Милостивый государь! - отвечал он задыхаясь; - вы едва меня сегодня не задавили, и этим хвастаетесь, вам весело? а по какому праву? потому что у вас есть рысак, белый султан? золотые эполеты? разве я не такой же дворянин, как вы? я беден! да, я беден! хожу пешком - конечно, после этого я не человек, не только

дворянин! А! вам это весело! вы думали, что я буду слушать смиренно дерзости - потому что у меня нет денег, которые бы я мог бросить на стол!.. нет! никогда! никогда, никогда я вам этого не прощу!..

В эту минуту пламеневшее лицо его было прекрасно как буря; Печорин смотрел на него с холодным любопытством и наконец сказал:

- Ваши рассуждения немножко длинны - назначьте час - и разойдемтесь(…) если угодно завтра в восемь часов утра, я вас жду с секундантом.

Печорин сказал свой адрес.

(...)

- Нет, постойте, - сказал чиновник, придя несколько в себя: - и выслушайте меня!.. вы думаете, что я трус? как будто храбрость не

может существовать без вывески шпор или эполетов?... Поверьте, что я меньше дорожу жизнью и будущностью, чем вы! моя жизнь горька, будущности у меня нет... я беден; я не могу раз в год бросить 5 рублей для своего удовольствия, я живу жалованьем, без друзей, без родных - у меня одна мать, старушка... я всё для нее: я ее провидение и подпора... с тех пор, как живу, я еще никого не любил кроме ее. Потеряв меня, сударь, она либо умрет от печали, либо умрет с голоду... - Он остановился, глаза его налились слезами и кровью... - И вы думали, что я с вами буду драться?...

- Чего ж, наконец, вы от меня хотите? - сказал Печорин нетерпеливо.

- Я хотел вас заставить раскаяться.

- Вы, кажется, забыли, что не я начал ссору.

- А разве задавить человека ничего - шутка - потеха!

- Я вам обещаюсь высечь моего кучера...

- О, вы меня выведете из терпения?...

- Что ж? мы тогда будем стреляться!..

Чиновник не отвечал, он закрыл лицо руками, грудь его волновалась, в его отрывистых словах проглядывало отчаяние, казалось, он рыдал и наконец воскликнул... "Нет, не могу, не погублю ее!.." - и убежал.

Печорин с сожалением посмотрел ему вослед».

Вскоре Печорин попадает на званый ужин в дом княгини Веры Лиговской, которую он якобы любил, только вот почему-то года четыре держал в подвешенном состоянии и систематически пропадал. В результате девушка вышла замуж. Но Печорин, увидев ее после долгого перерыва, вновь атакует ее своими двусмысленностями, предоставляя женщине самой толковать их — разумеется, неверно. Как это свойственно всем жертвам нарциссов, оценивающим слова и поступки манипуляторов с позиции нормального человека.

печорин и вераЗачем он вновь донимает Веру, Жоржу неясно и самому. Вот показательный фрагмент, раскрывающий нам эмоции нарцисса:

«За десертом, когда подали шампанское, Печорин, подняв бокал, оборотился к княгине.

- Так как я не имел счастия быть на вашей свадьбе, то позвольте поздравить вас теперь.

Она посмотрела на него с удивлением и ничего не отвечала. Тайное страдание изображалось на ее лице, рука ее, державшая стакан с водою, дрожала... Печорин всё это видел, и нечто похожее на раскаяние, закралось в грудь его: за что он ее мучил? с какою целью? какую пользу могло ему принесть это мелочное мщение? он себе в этом не мог дать подробного отчета».

Но вернемся к теме зависти. На вечере у княгини присутствовал и чиновник Красинский.

«Когда он ушел, то кузина княгини заметила, что он вовсе не так неловок, как бы можно ожидать от чиновника, и что он говорит вовсе не дурно.  Княгиня прибавила: "et savez-vous, ma chere, qu'il est tres bien!.. "

Печорина вновь обжигает волна зависти, и он начинает самоуничижительно паясничать:

«Печорин при этих словах стал превозносить до невозможности его ловкость и красоту: он уверял, что никогда не видывал таких темноголубых глаз ни у одного чиновника на свете, и уверял, что Красинский, судя по его глубоким замечаниям, непременно будет великим государственным человеком, если не останется вечно титюлярным советником..."

(...)

Приступ желчного остроумия (в том числе, и с целью привлечения к себе внимания и получения нарциссического ресурса) сменяется дурным настроением. По всем признакам, достоинства Красинского, столь взволновавшие самого Печорина и признанные обществом, мотнули его самооценку в сторону ничтожности.

«- Отчего вы сделались так печальны? - спросила наконец у Печорина кузина Веры Дмитревны.

- Причину даже совестно объявить, - отвечал Печорин... - Зависть!

- Кому ж вы завидуете?

- Не мне ли? - сказал князь, тонко улыбаясь и не воображая важности этого вопроса: Печорину тотчас пришло в мысль, что княгиня рассказала мужу прежнюю их любовь, покаялась в ней, как в детском заблуждении; если так, то всё было кончено между ними, и Печорин неприметно мог сделаться предметом насмешки для супругов, или жертвою коварного заговора (…) и между тем отвечал:

- Нет, князь; не вам, хотя бы я мог, и всякий должен вам завидовать... но признаюсь, я бы желал иметь счастливый дар этого Красинского - нравиться всем с первого взгляда...»

Напомню, вступившего в свет Печорина мучало сознание своей некрасивости и ущербности:

«На балах Печорин с своею невыгодной наружностью терялся в толпе зрителей, был или печален - или слишком зол, потому что самолюбие его страдало. Танцуя редко, он мог разговаривать только с теми дамами, которые сидели весь вечер у стенки - а с этими-то именно он никогда не знакомился...».

А тут Красинский - «пришел, увидел, победил»! Все обратили на него внимание, благожелательно отозвались...

Как видим, Печорин четко формулирует черты, которым завидует в Красинском — это его красота и умение нравиться людям.

Кстати, предпоследний фрагмент («Отчего вы сделались так печальны?») иллюстрирует и вечное ожидание нарциссом подвоха со стороны окружающих. Обратите внимание — невинная реплика князя Лиговского порождает в Печорине рой сомнений, и он уже воображает себя «предметом насмешки для супругов» и даже «жертвою коварного заговора».



  • 1
Чудесно, как по нотам! :-)

Таня, в противовес ковырянию в психических патологиях, хочу обратить Ваше внимание на критерии зрелой личности, которые тоже можно применять к анализу литературных героев: http://olgapisaryk.livejournal.com/152188.html

Ну, не одни же нарциссы с психопатами в нашей литературе встречаются (хотя на самом-то деле их там пруд пруди) :-)

Ну, у меня в данном случае интерес узкоспециальный. :)
За ссылочку спасибо. :)

У Красинского ещё и фамилия "говорящая".

Я встречала несколько женщин-нарциссов и жутких завистниц. Причем завидуют всем мало-мальски красивым барышням. Это прям во взгляде читается, в фырканье.
Отличительный признак - если девушка при встрече мерит тебя взглядом как демонстративно, так и скрыто - как я выгляжу, во что одета, что за прическа. Нормальные девушки так не делают, а нарцисски только так.

У Лермонтова ведь ещё "Демон" есть. Когда Демон мне казался прямо таки мистикой, а сейчас что Лермонтов его с себя писал. Но там какая то грусть по человеческим чувствам читается... Тамару жалко однако.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account