Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

Маэстро обесценивания. Окончание

"Думаете ли вы о суициде?"

Усилил ли режиссер обольщение? Вроде как и да, мы стали плотнее общаться. Подолгу болтать по телефону, постоянно ездить вместе по делам, оставаться вдвоем пить чай после репетиций. А, вроде и нет, меня даже за руку не брали, не говоря о большем.

Зато все время рассказывали про то, как когда-то, давно работали в одном театре (недолго и неуспешно, и вылетели оттуда пробкой, как я потом узнала) и была там одна актриса, которая вот не справилась с ролью в его постановке (а была ли та история? Не было такого спектакля!), запила с горя и однажды выкинулась в окно и теперь лежит вот прямо здесь, через дорогу (театр возле кладбища располагается, в бизнес-центре), а другая актриса хорошо сыграла, но попала в дурку от любви и больше не смогла играть

«А вот еще была одна история, так я тогда сам чуть не застерилился. А у вас бывают мысли о самоубийстве?». После таких бесед мне хотелось только одного - выпить. За месяц я опустошила весь домашний бар. Ребенок забил тревогу и стал открытым текстом требовать возвращения отчима, потому что «без него ты, мать, либо сопьешся, либо свихнешься». Когда один раз дело дошло до скандала (первого в нашей с ребенком практике!), я перепугалась.


Гестапо на репетициях

А тут и день «Х», в который я приняла решение валить от этого человека, настал. Это было 9 мая. Мои старые друзья давно знали, что я вернулась в профессию, поэтому я получила предложение подработать на празднике в парке. Все прошло отлично, я была счастлива.

И вот начинается репетиция, и… такой Ледяной душ, какого я еще не знала! 45 минут просто гестаповского обращения, сперва пытки повторами (это когда еще только вышел, а уже все плохо и раздается крик «сначала!». К десятому повтору любой актер либо в истерике, либо в ступоре), потом – допрос с пристрастием (А что у вас вообще с лицом? Это не ваше лицо! Нет, вы мне скажите, что с лицом!»). Ведущая актриса – ржет, остальные сидят молча, а я вдруг понимаю, что все это – за то, что меня позвали на халтуру, да еще за деньги, а его с любимицей – никто, никогда и никуда не зовет!

Я дождалась окончания экзекуции, собравшись просто в кулак. Улыбаться сил не хватило, но была спокойна как удав внешне. Отмалчивалась, на из пальца высосанные предъявы не отвечала, временами бросала реплики «А это тут при чем?», «Это не имеет ни малейшего значения!», сидела, впившись глазами в маленькую лампочку, мигавшую на пульте. После чего в курилке выдала спокойно и по-взрослому, что я – давно не девочка и терпеть ничего не стану, либо вы обращаетесь со мной с уважением хотя бы к возрасту и не путаете со своими студийками, либо – досвидос, а вашего кокетования со мной, как с молодой-красивой на дух не надо.

Сахарного шоу ждать не стала, под суетливые извинения, не слушая их, собралась и уехала. Типа, мы поговорим позже, сейчас вас люди на репетицию ждут. Взяла домой, кажется, шесть бутылок пива. Выпила первую, решила – я ухожу! Хватит! Это все плохо кончится! Я ж действительно, как та актриса, в окошко прыгну однажды…

И все равно, блядь, меня туда тянуло! Морок какой-то! Все уже поняла, крест поставила, срок назначила, и все равно!

Мужчина мой отвергнутый из театра не ушел и активнейшее пытался вернуть все назад. Дома за него отчаянно болел пасынок. Мы гуляли после репетиций, ходили по кафешкам. С ним мне становилось легче. Все друзья были в шоке от нашего разрыва, от моего практически запоя, от того, что я хожу в невменяемом состоянии и уже вообще ничего не вижу и не слышу.

Подкаты сестренки

Сестра режиссера продолжала со мной «дружить». Я давно уже стала своим человеком на ее вечерах в галерее. И однажды все гости уже разъезжались, а мы с ней зацепились языками и разговор был очень интересен, и она предложила мне остаться. Ну, я и осталась. Выпивки было еще изрядно, человек эта сестра образованный и рассказывать умеет. Почему нет?

Почему именно «нет» я поняла уже через полчаса. Когда поняла, зачем меня тут оставили. Ее муж давно ушел спать, а она – стала откровеннейшее меня соблазнять. С места в карьер, так что я не знала, как бы поскорее удрать (ну, натуралка я!). Когда раздался звонок в дверь и с вековечным «метро закрыто, в такси не сОдят» в дом попросился мой страдающий брошенный Ромео, я была готова ему отдаться прямо в чужом коридоре от радости.

Ладно, мы сели допивать вино втроем. Еще через полчаса стало очевидно, что на мужика-то – те же планы, что и на меня! Как мы оттуда драпали! Чинно попрощавшись, сославшись на перепой, но все-таки драпали. Домой. Ну, не разъезжаться же в разные стороны в глубокой ночи?

Я решила, что из театра уйду, но ответственность поддушивала. Как пионер-герой, я пришла и отрапортовала, что работаю ровно до момента окончания тех дел, которые я обещала выполнить, что репетировать больше не буду, благо появилась замена, и что причина ухода – недостаточные средства, потому что меня теперь обеспечивать некому.

О! В какой сахарной вате меня тут же утопили! Думаю, предложи я ему в тот момент на мне жениться, мы бы через полчаса были в ЗАГСе. А на следующий день от меня потребовали немедленно 30 000 рублей, потому что иначе театр обречен. И я, как собака по команде «апорт», метнулась в банк, взяла кредит и принесла эту сумму в зубках. Хорошо, что 30, а не 300, потому что я бы и их ведь принесла бы.

Подруга с блеском защитила диплом. На пятерку, хотя ей прочили трояк из жалости. Меня больше ничто не держало с театре, кроме… обязательств. Которые сама же на себя и повесила. Заниматься собственным бизнес-планом не было никаких сил, но я же обещала, а это все-таки театр, какой бы ни был… В театре я не появлялась, сказавшись больной. Мой мужчина как-то в очередной раз напросился на чай и остался жить дома.

Прощальная "гастроль"

Он хотел забрать у режиссера хотя бы часть долга в тысячу евро. Жалобы на бедность и призывы помилосердствовать – не проканали, и режиссер включил динамо.

Последний раз мы виделись с режиссером и его сестрой на ее дне рождения. И я даже не помню, с какого перепугу мы туда все-таки пошли. По-моему, я просто хотела напиться под благовидным предлогом (сын и жених беспокоились, когда я пила просто так). И вот там была поставлена последняя внутренняя точка.

Были танцы, все приглашали всех, я в какой-то момент подлетела к режиссеру, и он сказал «Позже». Когда половина гостей разъехалась, оставшиеся были уже в дымину, кроме непьющего режиссера, заиграл джаз и режиссер как рявкнет: а вот теперь мы потанцуем! Кто-то даже бокал уронил. А чего б не потанцевать? В пустой и темной комнате, когда все сидят на кухне. Пошли!

И тут я пьяным глазом зацепилась за лицо той самой девушки, его любовницы. Которая, как обычно, сидела в углу, в полнейшем игноре. Она вся побелела, запрокинулась и… побежала за нами в комнату, как-то нелепо взмахивая руками. И тут я поняла, что режиссера - ненавижу, всеми фибрами души. Не за себя даже, а вот за нее, которая уже до такого дошла в унижении! Я взяла девчонку за руку и, не слушая возражений, сказала, что знаю все, понимаю тоже все, и поклялась, что помогу, не будет у нее больше этого Ада! Восемь лет ее выставляли сумасшедшей и с ума сводили. Восемь!!!

Что было потом, помню смутно. Сестра режиссера меня лапала и обещала погубить, потом она лезла целоваться к моему мужику. Потом я разбила несколько бокалов, хохоча, дальше были слезы «Увези меня домой! Пожалуйста! Мне здесь очень плохо»…

Дальше мы с мужем задались целью вернуть свои деньги. Тексты писем и смс (трубку режиссер не брал уже ни с каких номеров) были составлены так, чтобы врезать по его самолюбию. Он словно все это не читал, а однажды прочитал и на следующий день отдал мужу намного меньше, и был приложен высокомерным «ну, остальное - вам, по бедности вашей, прощаю, пусть будет как плата за ваши уроки!»

Звонить мне режиссер начал еще до их встречи, я сказала, что крашу потолок и не могу разговаривать и стала ждать результатов. Дождалась и поняла, что трубку я больше не возьму. Телефон орал полчаса. Наконец я сунула трубку мужу, он вежливо послал товарища. На следующем звонке – повторил.

Думаете, оно успокоилось??? Не-а! За сутки поступило больше 30 звонков. По поводу чего я позвонила в полицию. О чем ему тут же сообщил муж. Звонки прекратились. Но через несколько дней начались письма. На которые никто не отвечал больше месяца. Мне было некогда, мы заканчивали ремонт и улетали.

Вернувшись, я ответила перечислением фактов чисто материального порядка (в какие дни сколько занимал, сколько звонков совершил, какой номер присвоен сигналу в полиции и т.д.) и попросила прекратить преследование и угрозы (и они были), иначе – пойду в трудовую и налоговую инспекции и устрою им полный крах театра, плюс исправительные работы режиссеру (было там одно нарушение, которое идет, как уголовное, с приличными сроками, по его мелкотравчатости – года три бы детские горки колотил). После этого пришло еще одно письмо, сплошная манипуляция, но на него я отвечать не стала.

Оставалось только выдернуть оттуда подругу, которую пытались и очаровать, и сделать обязанной за дипломную работу, и через несколько месяцев, воспользовавшись удачным моментом, помочь выбраться главной жертве режиссера.

Вот такая история. Вроде бы, ничего страшного, ни побоев, ни даже грубых слов, и не любовь, а всего-навсего работа, но ведь муж и подруга еле-еле себя только через год окончательно склеили, а я – и до сих пор не та, что прежде. Стала бояться новых людей, трудоустройства, собственной тени… Надеюсь, что время и понимание сделают свое дело, но пока со мной вне далеко не в порядке, как бы я ни пыжилась.

Tags: истории читателей, нарциссическая зависть, параллельные жертвы, пинг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 90 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →