?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
Бесконечная ночь Майкла Роджерса
tanja_tank
На этой неделе я хочу поговорить о любителях жениться «с интересом». Знаете, мне даже жаль богатых и тем более, очень богатых женщин. Сколько же швали, надо думать, крутится вокруг них! Думается, их шанс обрести настоящую любовь вообще стремится к нулю. Бедные богатые женщины...

«Бедная маленькая богачка», - говорил смазливый англичанин без определенных занятий Майкл Роджерс своей невесте Фенелле Гудмен, богатейшей девушке в Америке, которая при этом была добра, умна и любила его. И что она за это получила?..

Роман «Ночная тьма» (Endless Night) — один из моих любимых у Агаты Кристи. К сожалению, я не вижу ни малейшего шанса, как бедная богатая девочка могла бы избежать сетей, виртуозно сплетенных дуэтом психопатов — своего рода виконтом Вальмоном и маркизой Мертей наших дней. Посмотрим, как они это сделали.

...Майкл Роджерс в свои двадцать два сменил кучу работ.

«Я неплохо разбирался в автомобилях, был отличным механиком и умелым шофером. К тому времени я уже поработал конюхом в Ирландии. Потом чуть не связался с торговцами наркотиками, но вовремя опомнился и сбежал от них. Место шофера в известной на всю страну компании проката автомобилей – это совсем неплохо. С учетом чаевых зарабатываешь приличные деньги. И стараний особых не требуется. Правда, порой одолевает скука.

Однажды летом я подрядился собирать фрукты. Платили скудно, но работа мне нравилась. Вообще-то кем я только не работал. Был официантом в третьеразрядном отеле, спасателем на пляже, торговал энциклопедиями и пылесосами, ну и мелочами всякими, работал даже в ботаническом саду, где научился разбираться в цветах.

Но долго я нигде не задерживался. Зачем? Мне многое нравилось, почти все, чем я занимался. Одна работа была легкой, другая потруднее, но меня это не беспокоило. Я не из ленивых. Скорей из непосед. Мне везде хотелось побывать, все посмотреть, все попробовать
.

Я постоянно был в поиске. Да, именно так. Я все время чего-то искал. С тех пор, как я расстался со школой, мне вечно чего-то хотелось, но чего именно, я и сам не мог понять. Меня не покидало какое-то смутное неутолимое желание».

«Непоседливость» Майкла не что иное, как вечное стремление психопата убежать от скуки. "Развлечься" получается только чем-то новеньким, будто то ботинки или живая девушка. Что касается труда, то он Майклу противен:

«Я же работать не хотел – вот и все. Я работу презирал, совершенно ею не дорожил. Считал, что ничего хуже работы человечество не изобрело».

Майкл часто меняет девушек. Он говорит о том, что его к этому побуждает, и мы видим, что мотивация эта - нарциссическая.

«В ту пору я еще ничего не смыслил в любви. Зато недурно разбирался в сексе. Мы – я и мои приятели – понятия не имели, что это такое – когда приходит любовь. Мы были молоды и полны сил, мы глазели на встречных девушек, оценивая их фигуры, ножки, взгляды, брошенные на нас, и думали про себя: «Согласится или нет? Стоит ли тратить время?» И чем больше девушек бывало у меня в постели, тем больше я хвастался. Чем большим молодцом меня считали друзья, тем большим молодцом я считал себя сам».

Девушки быстро «надоедают» Майклу. Что это значит? То, что нарцисс обесценил, а социопата больше «не штырит», ему снова скучно. А, может, это примерно одно и то же. Или, скорее, помесь этих двух эмоций.

«Мне нравились многие девушки, но я все не встречал такой, на которой не задумываясь остановил бы свой выбор. Поначалу девушка вроде очень нравится, а потом с не меньшим удовольствием знакомишься с другой. Девушек я менял так же часто, как работу. Первое время – все замечательно, потом она тебе начинает надоедать, вот и ищешь другую. С тех пор как я бросил учиться, я только и делал, что менял одно на другое».

Как любой «порядочный» деструктивщик, Майкл томится по идеалу:

«Наверное, на самом деле я искал свою единственную – я имею в виду не просто добропорядочную девушку, на которой можно было бы жениться и которая пришлась бы по вкусу моей матери, дяде Джошуа и кое-кому из моих приятелей».

Разумеется, «не просто»! Это было бы слишком скучно и пресно. Естественно, девушка нужна особенная, исключительная в своем роде.

Майкл живет в ожидании неких особенных событий. Он видится себе исключительным, "не как все" - а у такого человека не может быть "обычной" жизни.

«Меня по-прежнему не покидало странное ощущение, словно ожидание чего-то особенного, какого-то предложения или события».

Вполне успешно смешавшись с «бодрыми массами трудящихся», Майкл, тем не менее, чувствует свое изгойство среди «обычных» людей. Его «не понимают».

«Большинство моих знакомых относились к такому моему образу жизни весьма скептически. Они хотели, чтобы я постоянно ухаживал за какой-нибудь одной славной девушкой, накопив денег, женился бы на ней, нашел себе постоянную работу и жил бы припеваючи. День за днем, год за годом, и так без конца, аминь.

Нет, ваш покорный слуга на это не способен! Пресное существование, подкрепляемое системой социального обеспечения в ее недопеченном виде, – это не по мне. Неужто, думал я, в мире, где человек сумел запустить в небо спутник и того и гляди отправится на другие планеты, не найдется ничего, что заставило бы учащенно биться мое сердце! Ради этого я готов был обойти весь белый свет»


Вот! Социопат находится в вечном поиске того, что заставит учащенно забиться его сердце. Нэнси Мак-Вильямс пишет, что этим пациентам не свойственны такие идеализации, как нарциссам — но вот это недолгое учащенное сердцебиение, наверно, и есть некое подобие идеализации в жизни социопата. Когда он думает: вот оно, необыкновенное событие (потрясные ботинки, офигенная женщина), которое сделает мою жизнь веселой, наполненной, яркой!

Но недолго длится… нет, язык не поворачивается назвать это радостью… недолго длится нездоровое оживление. Сердцебиение урежается, и социопат вновь погружается в пустоту и скуку. Существование социопата - это короткие перебежки от одного сердцебиения к другому. А между ними — скука, пустота, почти что небытие. Бесконечная ночь...

Чем, кроме смены девушек, подстегивает себя Майкл? Он играет на скачках, любит прошвырнуться по дорогим магазинам Бонд-стрит.

«Я вообще очень разборчив в одежде. Люблю хорошо одеваться, чтобы производить впечатление».

Потому что...

«Всякому человеку хочется представить себя в лучшем свете. Я пытался делать это еще в школе, да и потом тоже, рассказывая о чем-либо, не забывал нахваливать себя, прибавляя то, чего не было. И мне ничуть не было стыдно. По-моему, такие действия вполне естественны. По-моему, так и надо, если хочешь чего-то добиться. Учитесь выставлять себя в выгодном свете. Люди видят вас таким, каким вы сами себя считаете, а быть похожим на того малого из Диккенса я вовсе не собираюсь.

Помните тот фильм, что показывали по телевизору? Поучительная у них получилась история, должен заметить. Урия — так вроде его звали, — потирая руки, прикидывался скромником, а на самом деле, прикрываясь маской смирения, придумывал всякие гадости и плел интриги. Я не из числа таких тихонь.

Я был не прочь прихвастнуть перед приятелями, мог, не задумываясь, приврать хозяину, к которому нанимался на работу. В конце концов, в каждом человеке есть и хорошее и дурное, и я не понимаю, зачем выставлять напоказ дурное да еще постоянно твердить об этом. Нет, рассказывая про свое житье-бытье, я всегда предпочитал о дурном умалчивать».

Насколько сильно Майкл «умолчал» о дурном, мы поймем лишь в финале книги...

Агата Кристи в который раз проводит мысль, что махровый цветок социопатии распускается еще в детстве. Именно тогда, будучи школьником, наш герой и совершил первое убийство.

«Есть тайны, которыми не хочется ни с кем делиться. Не потому, что это уж такой большой секрет, а просто не хочется вспоминать… Особенно о самой первой. Глупость, конечно, чистое ребячество. Мною овладело страстное желание заполучить первоклассные наручные часы, которые подарили моему школьному приятелю. Как я их хотел! Такие же! Стоили они кучу денег. Ему их купил богатый крестный. Да, мне их очень хотелось, но я понимал, что у меня таких часов никогда не будет.

Однажды мы вместе отправились на каток, хотя лед еще не устоялся. Нет, заранее я об этом не подумал. Просто случилось так, что лед треснул. Я подъехал к приятелю. Он провалился в полынью, но держался за кромку льда, обрезая в кровь пальцы. Я подъехал к нему — разумеется, чтобы помочь ему выбраться, но в ту секунду, когда я был уже рядом, блеснули его часы. «А что, если он уйдет под лед и утонет? — пришло мне в голову. — Это так легко устроить»…

Почти непроизвольно я расстегнул ремешок, схватил часы и, вместо того чтобы попытаться вытащить его, ткнул его голову под лед… И подержал там. Сопротивляться он не мог — ведь он был подо льдом. Увидев нас, к нам подбежали люди. И решили, что я, наоборот, помогаю ему выбраться. Его с трудом вытащили, сделали ему искусственное дыхание, но было уже поздно. Я спрятал обретенное мною сокровище в потайном месте, куда время от времени клал вещи, которые хотел скрыть от глаз матери, потому что она обязательно стала бы допытываться, откуда я их взял».

Заметим: бежал на помощь другу, да вот «невовремя» увидел его часы, которыми страстно желал обладать. И тут же «сориентировался».

Вскоре Майклу опять «подфартило», и снова он «не растерялся»:

«Когда я был в лагере военной подготовки, мы с одним малым по имени Эд очутились в игорном доме. Мне явно не везло, я спустил все, что у меня было, а Эд выиграл кучу денег. Когда перед уходом он обменял все свои фишки, оказалось, что он здорово разбогател. Карманы у него топырились от купюр.

Зависть такая зависть...

И вдруг из-за угла появились двое бандитов и напали на нас. У них были ножи, они ими ловко орудовали. Мне только поранили руку, а Эду досталось всерьез. Он упал. В этот момент послышались чьи-то шаги, и бандиты тут же смылись. И тут я понял, что если действовать быстро... И принялся за дело. И даже не забыл обмотать руку носовым платком, прежде чем вытащить из Эда нож. Потом я ткнул его пару раз в самые уязвимые места, он охнул и отдал Богу душу.

Сначала я перепугался, но тут же сообразил, что все будет шито-крыто. Я даже испытал некоторую гордость, оттого что сумел так быстро разобраться в ситуации и смекнул, что делать".

О да! "Сделать" лоха - это учащает сердцебиение, это то, ради чего стоит жить!

«Бедняга Эд, — подумал я, — он всегда был глуповат». Я быстренько переложил все деньги из его карманов в свои! Вот что значит вовремя смекнуть, как надо действовать. Жаль, что возможности проявить свой талант подворачиваются крайне редко. Некоторые наверняка просто трясутся от страха, совершив убийство. Но я не испугался. Во всяком случае, в тот раз».

Помимо девушек и скачек, Майкл любит заглянуть на аукцион, сделать вид, что интересуется покупкой полотна за 25 000 фунтов или же особняка. Это для него возможность пофантазировать о себе как о богатом человеке и попредаваться грандиозным мечтаниям. На этот раз парень не на шутку размечтался о шикарном авторском доме — в такой дворец он недавно подвозил чету миллионеров.

«Желание иметь дом, прекрасный и удивительный, о котором я и помыслить не смел, возникло у меня именно тогда, во время бесед с Сэнтониксом (архитектор — Т.Т.). Мы предавались мечтам о доме, который он построит для меня. И еще я мечтал, что поселюсь в нем с любимой женщиной и мы, как в детской сказке, будем там «жить-поживать да добра наживать». Все это была, конечно, игра воображения, забава, но она заставляла меня жаждать того, что я вряд ли мог надеяться заполучить.
(...)
Я размечтался. (…) как я куплю Цыганское подворье (заброшенная усадьба с видом на море, которая понравилась Майклу— Т.Т.), поеду к Сэнтониксу и скажу ему: «Постройте мне дом. Я купил участок». И приведу в этот дом девушку, естественно, красавицу из красавиц, и мы будем, как пишут в сказках, «жить-поживать да добра наживать». Да, помечтать я всегда любил».
(...)
Я чувствовал, как во мне нарастает желание и алчность. Мне хотелось бы обладать красивой женщиной и красивым домом, таким, какого нет ни у кого на свете, и пусть в этом доме будет полно красивых вещей, моих вещей. В этом доме все будет принадлежать мне».

И вот парень с таким «послужным списком» и с такими ориентирами встречает некую мисс Грету Андерсен. Они с первого взгляда понимают, что «одной крови».

«Я был целиком во власти Греты. Она обладала необыкновенной женской притягательностью. Я сходил по ней с ума, с трудом себя сдерживал.
(...)
С первой же минуты нашего знакомства Грета поняла, что я собой представляю. Мы никогда не имели никаких иллюзий относительно друг друга. Она рассуждала точно так же, как я, у нее были те же желания, что и у меня. Мы хотели завладеть миром, не меньше! Мы хотели чувствовать себя счастливее всех на свете. Мы хотели удовлетворить все наши честолюбивые замыслы. Мы хотели жить, ни в чем себе не отказывая. Я вспомнил, как излил ей душу во время нашей первой встречи в Гамбурге, рассказывал о своих ненасытных желаниях. От нее не нужно было скрывать моей чрезмерной жажды удовольствий. Ей была свойственна такая же жадность».

Грета откровенно спрашивает Майкла, случалось ли ему уже убивать. Поколебавшись, он подтверждает ее догадки. Оказывается, что у Греты есть план, как им обоим стать «счастливее всех на свете». Она уже несколько лет работает секретарем-компаньонкой при богатой наследнице Фенелле Гудмен. Разумеется, за миллионершей, которая вот-вот отметит 21-летие и получит право распоряжаться своим огромным состоянием, зорко следят. Проходимцу вроде Майкла Роджерса к ней не приблизиться. Если бы не пособничество Греты…

Она ненавязчиво возбуждает в Фенелле (Элли) желание стать свободной и самой строить свою жизнь. Мол, для этого надо приобрести поместье в Англии и поселиться там, подальше от алчных родственников.

И вот в некий день и час Элли оказывается на Цыганском подворье, которое выставлено на продажу. Надо ли говорить, что «чисто случайно» там появляется и Майкл. Романтичная встреча в уединенном месте, ощущение ее судьбоносности (иллюзия которой, мы знаем, как создается), наигранная робость симпатичного юноши, никак не осмеливающегося пригласить Элли на свидание… О, конечно же, он «не подозревает», что перед ним наследница миллионов!

А теперь скажите, имела ли Элли хоть один шанс устоять перед Майклом?..

Примечательно, что Майкл не испытывает ненависти к Элли. Но он спокойно живет с ней целый год, зная, что она обречена, и что они с Гретой устроят ее смерть при первом удобном случае. Он даже пишет, что «с ней я чувствовал себя счастливым, как ни странно это звучит теперь. Очень счастливым».

Но разве можно останавливаться перед таким пустяком, как жизнь хорошей, доброй и любящей девушки? Если их с Гретой ждут великие дела. Если им суждено стать «самыми счастливыми»…

В день убийства у Майкла приподнятое настроение. Он покупает Элли подарок, зная, что она никогда его не увидит. Он с аппетитом обедает в трактире с местным жителем, а сам так и светится. Вот они, острые ощущения! Вот она, сладость близкого триумфа, без пяти минут сбыча мечт!

(на фото - Грета (слева) и Элли)

Но стать «самыми счастливыми» у шустрых ребят «почему-то» не получается. Возвратившись из Америки с похорон Элли и став богатым вдовцом, Майкл… убивает Грету. Вот так социопат в самый последний момент обесценивает и рушит почти построенное «счастье», ради которого принес столько жертв.

Ведь что мешало по-социопатически же кинуть Грету? Мол, спасибо, что организовала мне такой брак, а теперь давай, до свиданья. И сбылась бы его давняя мечта о житье в шикарном авторском доме (а Сэнтоникс таки построил его для молодой пары) с «любимой девушкой», «красавицей из красавиц».

Ах, Элли оказалась не такой девушкой? Слишком "обыкновенной", а «счастье» рисовалось с «необыкновенной женщиной» Гретой? Но почему в какой-то миг это долгожданное счастье вдруг перестало быть таковым? Отчего обнулилось?

«Я встал. Подошел к ней. Я любил ее. Да, я все еще ее любил, вернее, меня все еще к ней влекло. Любовь, ненависть, влечение — в сущности, разве это не одно и то же?»

(«забавные» проекции! Нет, Майкл,не одно и то же. Далеко не одно и то же…)

«К Элли я никогда не испытывал ненависти, но Грету я ненавидел. Я наслаждался этой ненавистью, я ненавидел ее всем сердцем, которое было переполнено неистовым желанием, и это желание сулило ни с чем не сравнимое удовольствие. Я подошел к ней вплотную.

— Грязная стерва! — выкрикнул я. — Проклятая золотоволосая стерва! Тебе тоже грозит беда, Грета. Берегись меня, понятно? Я научился получать удовольствие от убийства. Я радовался в тот день, зная, что Элли упадет с лошади и умрет. Я ликовал в то утро в ожидании смерти, но еще никогда я не предвкушал убийства с таким удовольствием, как сейчас, потому что у него совсем другой привкус. Я хочу не просто знать, что кому-то предстоит умереть от проглоченной за завтраком пилюли. Не просто столкнуть в карьер жалкую полоумную старуху. Я хочу приложить собственные руки.

Вот теперь испугалась Грета. Грета, которой я принадлежал с тех пор, как встретил ее в Гамбурге, ради которой, прикинувшись больным, бросил работу. Чтобы остаться с ней. Да, тогда я принадлежал ей и душой и телом. Но не сейчас. Сейчас я принадлежал только себе. Я уходил в другие владения, к той, о которой мечтал».

(о чем он, а? «прозрел» насчет своих чувств к Элли?)

«Да, Грета испугалась. Мне было страшно приятно видеть ее испуг, и я стиснул руки у нее на горле. Да, даже сейчас, когда я сижу здесь и пишу о своей жизни (должен заметить, что это тоже чрезвычайно приятное занятие), рассказывая, через что мне пришлось пройти, и какие чувства я испытывал, и о чем думал, и как обманывал каждого встречного, — да, даже сейчас, описывая этот момент, я получаю удовольствие. А когда убил Грету, я был поистине счастлив…

Я хотел написать, как все произошло, как все случилось. Я хотел объяснить, что я чувствовал, о чем думал. Чем больше я думал о себе, тем больше мне казалось, что это будет интересно всем. Потому что я человек незаурядный. Я по-настоящему яркая личность, совершившая очень дерзкие, недоступные бездарям поступки».


Кстати, мне совсем не понятна беспечность Греты. Беспредельная уверенность социопатки в своей ловкости, хитрости и власти над Майклом? А не было бы этой зашкаливающей самоуверенности, глядишь, и хватило бы осторожности, как минимум, не оставаться с таким человеком в уединенном месте тет-а-тет...

PS Посмотрите, как работает социопат, точно знающий, что ему нужно от жертвы. Следом за Обольщением идет Соковыжималка, когда он получает все, что планировал, после чего жертва утилизуется.

Это может быть сделано даже вполне "бережно" - по меркам социопата, конечно. Майкл, например, целый год "любил" Элли, а утилизовал ее очень "экологично" - так, что она не испытала никаких душевных страданий и вообще не поняла, что с ней произошло и кто это организовал.

В следующем посте я расскажу о трех братцах, которые женились и женились, и каждый раз на самых богатых женщинах...


  • 1
Блин. Я вот сказала, что в Карандышева не влюбилась бы, а ведь... Ведь Вы были правы: вот в Карандышева я и влюбилась бы, если бы была юной неопытной девушкой. Во всяком случае вдруг вспомнила своё сочинение по Островскому - я там убедительно доказываю, что Карандышев - такая же жертва ситуации, как и Лариса. Что над Карандышевым издевались, понукали, игнорировали все эти Паратовы, Кнуровы, Вожеватовы, и поэтому он стал таким мнительным, мелочным, завистливым. У меня всегда была слабость к мнимоничтожником и почти физическое отвращение к грандиозам.

Ну, сейчас-то, конечно, я вижу: в сортах говна - оттенки.

sirin_from_shrm, а можно Вам личный вопрос? Вы вообще спите? ))) Когда я ложусь, я вижу, что Вы ещё пишете комментарии, когда просыпаюсь, я вижу, что Вы уже пишете комментарии :-) Поражаюсь Вашей трудоспособности.

Ложусь чуток заполночь, просыпаюсь часа в 4-5. Такой вот у меня сон почему-то установился в последние года полтора. Попишу чонить, могу потом ещё поспать.
У меня вся работа связана с компом, поэтому я практически 24/7 на связи. Иногда с телефона пишу по дороге куда-нибудь.
У меня свободный график работы, поэтому я делаю чо хочу и когда хочу.

А Вы влюбились бы в Паратова? :-) Когда я в детстве, юности смотрела фильмы, где герои - эдакие ухари, меня всегда мучал вопрос: наверное, я чего-то не понимаю? Как можно в такого влюбиться? Он же не только урод внешне, он ещё и старый, высокомерный, приторный какой-то. Я честно пыталась понять природу такой вот "любви" и думала - наверное, я ещё не доросла. Вот так вот женщинам промывает мозги масс-культура.

Согласна, масс-культура действительно очень сильно промывает мозги женщинам, и делается это далеко не для пользы женщин.

Именно: страсти-мордасти, и прочее, чтобы сюжет был позалихватистее и привлекал к себе внимание (что же будет дальше?) заставляет писателей писать такие произведения.

А в Паратова я не думаю, что влюбилась бы. Меня после моего отца-психопата привлекали исключительно добрые мужчины. Высокомерность меня не привлекала никогда. )))

Паратов использует нарциссические приёмы обольщения, кстати. Маловероятно, что Лариса влюбилась бы в Паратова, если бы он не проявлял к ней интереса.

Что любопытно: ведь одну из старших сестёр муж, грузинский князь, зарезал из ревности (беспочвенной, по-видимому). Островский как бы намекает нам, что у девушек-бесприданниц фактически не было выбора - одни тираны разного рода (в том числе - мнимоничтожный Карандышев). Что единственный социальный капитал женщины-бесприданницы - это её красота, и чтобы обеспечить себе существование, надо повыгоднее себе продать ну или хотя бы просто пристроить к тому, кто обязан будет тебя обеспечивать. Что женщина-бесприданница - это вещь априори.

(Deleted comment)
(Deleted comment)
Михалков сыграл гротескного петуха, но и по самой пьесе можно судить, что Паратов - не тот персонаж, который симпатии вызывает. Кнуров мне тоже был отвратителен своим высокомерием. Вася - слишком плохо прописанный образ, трудно сделать выводы, но он не барствует и не пресмыкается, поэтому на фоне остальных выглядит относительного прилично.

Ниже я написала. "Петух Паратов" - это про блокировки на уровне подкорки.
Если бы нет, то у вас бы было к нему просто нейтрально-познавательное отношение, как к тем же петухам в природе или другой фауне.

Можете называть это "блокировками", но по мне - так это естественное отвращение теплокровного к чешуйчатому.

(Deleted comment)
(Deleted comment)
"Ведь Вы были правы: вот в Карандышева я и влюбилась бы, если бы была юной неопытной девушкой. Во всяком случае вдруг вспомнила своё сочинение по Островскому - я там убедительно доказываю, что Карандышев - такая же жертва ситуации, как и Лариса. Что над Карандышевым издевались, понукали, игнорировали все эти Паратовы, Кнуровы, Вожеватовы, и поэтому он стал таким мнительным, мелочным, завистливым. У меня всегда была слабость к мнимоничтожником и почти физическое отвращение к грандиозам."

Да, понятно. В переводе на этологический язык это называется: "инстинкт раненого вожака". Ну в смысле, не обязательно конкретно "вожака", а это может быть и "подающий надежды потенциальный лидер, с высоким ранговым потенциалом, не понятый и не признанный".

(Да: по поводу самого слова "инстинкт" я напишу позже, ответ на эти известные аргументы, - а пока буду использовать это слово, так как в конечном счете это вопрос семантический.)

Отсюда - из этого "инстинкта раненого вожака" - и растут все эти желания женщин "спасать" "силой своей любви" всякое отребье.

Да, я была не права, заявив, что в Карандышева нельзя влюбиться. На самом деле, конечно да, можно. Его определяют как "низкорангового мужчину с высокоранговыми амбициями" - но ведь амбиции - это, по сути, тот же "потенциал" и именно в таком качестве могут подкоркой считываться.

Ведь он, на самом деле, не является "просто хорошим человеком" из тех, в кого женщины не влюбляются и кто их "не цепляет", "не лежит душа" - и каковыми примерами любят тыкать те, кто Протопоповым "оправдывает собственную подлость".
Вовсе нет: он лезет, чего-то требует, возмущается и высказывает сильные эмоции.

"Просто хороший человек" в подобной ситуации либо уходит в сторону, пожелав избраннице счастья с Паратовым (и потом либо продолжает любить "прекрасную даму" на расстоянии, либо выходит из ситуации вообще). Либо, но это характерно уже только для наших времён, а во времена Ларисы распространено не было, - идёт во "френдзону", то есть берёт себе роль "просто друга" и жилетки для слёз, бесплатного психолога, "ямы для сливания говна", - который регулярно выслушивает отрицательные эмоции женщины и, в особенности, разговоры о том, какой её избранник плохой, и может быть надо бы подумать о том, чтобы с ним расстаться.
Такими примерами (реально существующими, я думаю, Вы не будете с этим спорить) тоже обожают тыкать "оправдывающие свою подлость Протопоповым" и мизогины.

(У мужчин-нарциссов тоже существует френдзона, об этом есть в посте в этом блоге: это "клуб третьеорбитниц", состоящий из бывших, с которыми "расстались друзьями" и новых фанаток, до которых пока не доходят руки.)

Так вот Карандышев, конечно, не из таких, у него для этого слишком, что называется, "есть характер". И да, он, конечно, может включить в подкорке тот "инстинкт раненого вожака", о котором вы написали в сочинении.

Другое дело, что Лариса уже очень сильно увлечена Паратовым, и в таком состоянии Карандышев, которого хотят подсунуть как "заменителя", ей противен.
Но если на Паратова в подкорке стоит "блокировка" (а дело именно в блокировках моральной, эстетической или иной природы, о чём в следующем комментарии напишу), - то в Карандышева влюбиться можно.

"У мужчин-нарциссов тоже существует френдзона, об этом есть в посте в этом блоге: это "клуб третьеорбитниц", состоящий из бывших, с которыми "расстались друзьями"


Не совсем так. К этим "друзьям", т.е. "бывшим" нарц время от времени заезжает на палку чаю. Если б друзьями можно было бы управлять так же, как любовницами, нарц бы и не разыгрывал любовь. Тут смысл в том, что через любовную тему гораздо более вкусного и объемного ресурса можно добыть.

"На палку чая" заезжают только к бывшим. С новенькими фанатками ведь не так же.
В таком случае, "френдзоной у нарциссов" следует называть только клуб новеньких фанаток - если хотим добиться полной семантической аналогии с френдзоной женской.

Когда я сказала, что "влюбилась бы в Карандышева", я имела в виду "на месте Ларисы". Когда выбора особо нет, а взамуж срочно надо, чтобы не присесть на паперти, то из того говна, что вокруг ошивается, Карандышев - наиболее приемлемый вариант. Во-первых, честные намерения. Во-вторых, ровня. В-третьих, ну да, его немного жалко.

"он лезет, чего-то требует, возмущается и высказывает сильные эмоции"
- На безрыбье возмущённый Карандышев, конечно, сойдёт. А в идеале, конечно, нуево нафиг с его возмущением и требованиями.

Но если говорить отвлечённо, то лидерами лично я не увлекаюсь, ни реальными, ни потенциальными. Меня привлекают люди такие же как я сама - не амбициозные, с чувством собственного достоинства, не рвущиеся к власти, не приемлющие нефункциональной социальной иерархии (нефункциональной - я имею в виду "протопоповской", т.е. иерархии ради иерархии. Я спокойно отношусь к субардинационным отношениям в составе команды, у которой есть общие цели - в трудовом коллективе, в походе, на субботнике и т.п. Тут понятно, что одному или группе делегируется ответственность руководства, он координирует людей и распределяет их ресурсы в рамках общих целей, остальные несут ответственность в рамках налагаемых обязанностей). У меня нет ни малейшего желания выбирать себе человека "недоделанного", которого надо "спасать" и "жалеть" (это не значит, что я не могу спасти и пожалеть, но только в случае определённой ситуации, а не как принцип выбора партнёра).

"но ведь амбиции - это, по сути, тот же "потенциал"
- Вообще-то нет. Если амбиции подкреплены чем-то (стремлением к знаниям, умениями какими-то), то да, можно условно назвать их ранговым потенциалом. Но амбиции бывают и пустые (как у Карандышева) - когда человек лежит на диване и мнит себя властелином Вселенной. Никаким потенциалом тут и не пахнет.

Короче, что я хочу сказать. В построении теории хорошо действует бритва Оккама. Если для упихивания многочисленных кейсов в теорию необходимо постоянное введение новых дополнительных условий, то теория, скорее всего, не верна.

Сирин, а вот я всегда думала: отчего бы Ларисе не пойти в гувернантки, а Соне Мармеладовой не наняться прислугой? Есть же выбор, наверно?

Почему какая-н. Надежда Суслова ехала и училась на врача, а Лариса тоскливо наблюдала за уродами, трущимися вокруг нее?

  • 1