?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
От жертвы до мучительницы. История в трех картинах (Окончание)
tanja_tank
Вниманию комментаторов! Если вам нечего сказать героине кроме того, как осудить или обругать ее - пожалуйста, воздержитесь от этого. Я публикую эту историю, чтобы обсудить феномен "перевертыша" и вместе подумать, насколько возможно "самовправление", если человек хочет этого и осознает свои проблемы.

Картина вторая.
Я мудак, причем мудак-лесбиянка


После Славы смотреть на мужиков мне было просто противно. А так как во время замужества я много времени проводила в интернетах и стала прокачанной по модным веяниям, то решила, что теперь мне прямая дорога в лесбиянки.

К тому моменту мне уже шел двадцать второй год, я заканчивала институт и работала в госструктуре. Я снова начала заниматься спортивной стрельбой и добавила к ней рукопашный бой, на который ходила вместе с братом. Думала: если теперь какой-то мудак попытается меня избить, он сильно пожалеет. Наивная! Я еще не понимала, что маятник качнулся, и все вот эти мои изменения - показатель того, что теперь - я агрессор.

Таню я нашла на работе. Ей было тридцать, выглядела она еще старше, и видимо была настоящей, корковой лесбиянкой, которая жутко скрывалась от начальства и родни. Я подумала: нужно проверить, достаточно ли я пришла в себя после Славы. Могу ли я начать новые отношения. И стала бомбардировать Таню цветами и подарочками, рисовала ей смешные картинки, рассказывала ей всякие смешные истории из детства.

Потом поведала ей о Славе. Помню, я пустила слезу, когда рассказывала ей об аборте, хотя на самом деле считала это лучшим выходом из ситуации. Таня обняла меня и сказала: бедная моя, я тебя не дам никому обидеть. Тогда я как-то очень холодно подумала, что отношения - отличная штука, когда злодей в них ты.


В образе бедненькой жертвочки

Я не знаю мотивов Славы, что он хотел от меня, почему себя так вел. От Тани я хотела живого тепла. Когда оно было мне нужно, я приезжала к ней и требовала секса, гулянок, подарков.

Моя зарплата колебалась на уровне трех-пяти копеек, Таня получала больше, к тому же, у нее были какие-то накопления. Я не очень-то оценивала тогда, что и зачем я делала. Просто когда мне было одиноко, я шла к Тане. Чтобы она меня кормила, развлекала и любила. Я же так нуждалась в этом, я же до сих пор была морально униженная Славой. Я заслуживала своих поблажек и вот этой нетребовательной любви.

Когда Таня хотела какой-то отдачи, мне становилось физически обидно: это же не она прошла через ад, какого хрена она требует любви от меня?! Я начинала плакать и говорила: ты ведешь себя, как Слава. Пожалуйста, не надо, мне страшно!

Тогда она снова начинала няшкать меня, заваливать подарками, а я очень быстро сообразила, что Слава и образ бедненькой жертвочки - отличная индульгенция. От всего.

Я читала, что нарциссы специально дают жертве почувствовать свою зависимость от домашнего упыря - вовсе нет, я пропадала из жизни Тани не специально, а только когда она мне надоедала. Просто выключала телефон и шла тусить с институтскими друзьями. Да, у меня стало все хорошо. Учеба, спорт, отношения с мамой и братом, все было на высоте. Сейчас я думаю, что я вампирила Таню и за счет этого преотлично жила.

Я не знакомила ее с друзьями, причем в открытую говорила ей: ты что, хочешь, чтобы они знали, что я живу со взрослой лесбиянкой? Это же повредит моей карьере! Причем я не хотела ее обидеть специально, честно. Мне просто было абсолютно все равно. Я же правду говорю: она действительно лесбиянка, выглядит не айс, а я - потрясная красотка на старте жизненного пути.

Плохо с ней, плохо без нее

Постепенно Таня стала требовать взаимности более жестко. Первая влюбленность, видимо, прошла, и она увидела во мне некоторые неприятные (ха-ха!) черточки. Она жестко потребовала либо переехать к ней, либо оставить ее в покое. Мне этого очень не хотелось, и я пообещала, мол, после диплома, мне нужны комфортные условия, чтобы его писать. Я надеялась, что до защиты она обо всем забудет, но не забыла, пришлось придумывать новые отмазки. Жить с ней я не хотела по одной простой причине: Таня была женщиной, я вообще не рассматривала наши отношения, как серьезные.

Но постепенно я попала в некую странную, нездоровую созависимость. Через год после начала отношений с Таней у нас было уже штук сто эпизодов ссор и типа-расставаний. Больше половины инициировала она, и если в течение следующих суток моя девушка не прибегала мириться (обычно случалось именно так), это делала я. Я не любила Таню, она разражала меня, мне было некомфортно с ней... и очень плохо без нее. Сейчас я понимаю, без Тани мне было просто некого жрать. Я слишком любила маму и брата, слишком хотела казаться милахой перед друзьями и коллегами. А качнувшийся маятник требовал кого-то с аппетитом кушать.

Наверное, если бы свою семейную жизнь со Славой я проработала бы с хорошим психологом, ничего этого бы не было. Но вместо психолога я выбрала Таню, издевалась над ней и мстила ей за то, как поступил со мной Слава.

Не могу сказать: прощай

Когда мы отмечали вторую годовщину наших отношений, я поняла, от Тани надо уходить, я превращаюсь в бывшего мужа. И с этого момента я начала издеваться уже над нами обеими. Уходила от нее. Возвращалась. Ссорилась. Мирилась. Уже на полном серьезе обвиняла свою девушку в том, что она ведет себя, как Слава - она не отпускала меня.

Я заметила, что мне нравится хватать ее за руки и до синяков сжимать Танины запястья - именно так любил делать мой муж. Этот ад, в котором я больше не хотела быть злодеем, продолжался еще больше года. Я говорила Тане: я плохая, я не люблю тебя, я убиваю тебя и твою самооценку, отпусти меня. Она плакала, устраивала истерику, я получила очередную дозу ее эмоций и ненадолго все снова становилась вроде как хорошо.

При этом я начала откровенно презирать свою девушку: как она, взрослая, умная тетка, могла наступить на те же грабли, на которые могла польститься только восемнадцатилетняя девчонка, которой я была в замужестве?..

Примерно в то же время я поступила на вторую вышку и сменила работу. Я реже виделась с Таней и могла более объективно оценивать свое поведение. И эта объективная оценка была очень нелицеприятной. Быть жертвой, на самом деле, проще: у тебя есть некий социальный кредит сочувствия. Быть агрессором, если ты осознаешь, что ты агрессор и мудак - гораздо хуже. Из первого моего ада меня вытащил брат, из второго я могла вылезти только сама.

Я начала читать про абьюз, и поняла, что насилие родило насилие, Слава сделал несчастной меня, а я - Таню. Это не оправдывало меня, но хоть что-то объясняло. Я решила, что этот узел надо разрезать, и ушла от своей девушки. Хотела без объяснения причин, а получилось - со скандалом и вынужденными оговорками про "не точку, а паузу" и про "в любом случае, мы - друзья". (Потом эти оговорки нам обеим еще не раз вредили, когда Таня пыталась восстановить наши отношения или я звонила ей; лучше бы мы сразу вдрызг разругались).

Несколько месяцев после у меня была настоящая ломка. Мне стоило огромного труда не вернуться к Тане, я звала ее на посиделки на новой работе, иногда звонила ей просто без повода. При этом я не хотела новых отношений, но мне просто важно было знать, как она живет. Без каких-либо причин, просто так. Эти пинги были эмоционально тяжелы для нас обеих. Я понимала, что живу неправильно.

Апофеозом стало то, что у меня совершенно неожиданно начались новые отношения, с коллегой по работе. Я сказала Тане, что у меня появился парень, случился безобразный скандал. Это было то, чего нам так долго не хватало. Я перестала звонить Тане, а она мне. С нашего последнего разговора прошло около года, я не знаю, где она и что с ней, но искренне надеюсь, что у нее все хорошо, и она не запустила эту порочную эстафету дальше.

Картина третья. Я учусь не быть мудаком.

Сейчас мой маятник вроде как остановился в точке покоя. Но я постоянно контролирую себя. И тот самый парень, на сегодняшний момент - мой муж, бедняга, с этим живет. Ахахах, я заставила его прочитать про абьюз. Я рассказала ему про мои два ада. Без подробностей, конечно, я даже здесь не все написала. Я попросила его говорить, если он заметит во мне приметы жертвочки или мудака.

Надо сказать, что побитые жизнью так и притягиваются друг к другу. Первой женой моего мужа была весьма душная мадам, хотя и далекая от меня на пике нарциссической карьеры;)

Мы вместе полтора года, женаты несколько месяцев. Я очень люблю мужа. Я люблю, когда он радуется подаркам, вкусному ужину, новым шторам, которые я втихаря шила у мамы во время ремонта. Я люблю обнимать его, когда он спит, и особенно, когда он, не просыпаясь, поворачивается ко мне и обнимает в ответ. Я, черт возьми, начала кататься на лыжах с ним, хотя лыжи со школы ненавидела их.

Теперь в нашем доме часто звучит что-то вроде: "Чувак, ты одет, как колхозник. Ох, прости, это обесценивание. Мне не нравится, как ты одет, но если тебе комфортно, я потерплю". По вечерам у нас проходят сеансы взаимного вылизывания. Мы говорим друг другу, какие мы классные, умные и красивые;)

Я не знаю, войдет ли такой самоконтроль в автоматизм, или мне вседа придется контролировать себя, как бывшему алкоголику, которых не бывает. Для меня сложно держаться в средней точке, не подкладываться под любимого и не подкладывать его под себя. Тот опыт, что я пережила, я не пожелаю никому, поэтому бежать от домашних уродов стоит на самой ранней точке. Потом - не выберешься и потащишь это зло дальше.

...Я думаю, что ОНО всегда сидело внутри меня. Я любила и люблю человеческое внимание и высокую оценку. Просто неплохое воспитание и адекватная внешняя среда (а до смерти папы наша семья была крепким тылом для всех четверых), долгое время держали это говно в узде. Сначала это было неосознанно, по-детски, вроде как "хочешь супер-похвал - заслужи их, чтоб вот прямо супер было". Потом, после Славы, это вырвалось наружу. И теперь я учусь быть человеком более... осознанно что ли.

Я не хочу, чтобы вы или читатели думали, что я впадаю в самоуничижение. Наверное, если бы не мой детский брак, я всегда была бы неплохим человеком - именно в силу того, как прошло мое детство. Просто в экстремальной ситуации, как это нередко бывает, оказалось, что я... ну... не особо морально устойчивая. Я в ней проявилась, и проявилась далеко не милахой. Я внезапно задумалась о своем отношении к людям, а это как задуматься о том, как ты ходишь. Довольно мучительно, и сразу забываешь, как именно делаешь шаг.

Мне кажется, нас много таких - достаточно хорошо воспитанных и недостаточно сумасшедших, чтобы упасть в клинику, о которой пишут девочки, не дать возможность проявляться говну внутри себя. Это постоянная работа над собой...

  • 1
Опять же, не согласна в корне. Стремление к соперничеству - это как раз и есть один из признаков психопатии. И вокруг полно таких людей, да. По одному признаку нельзя диагностировать расстройство, конечно.

Сотрудничество vs соперничество - это именно что базовый алгоритм поведения. И реакция на проигрыш вполне показательна: не просто огорчение, а желание "быть лучше других". Степень её выраженности вообще не особо важна.

Соперничество - основа некоторых общественных институтов, и вообще не несет психологической нагрузки. Реакция на проигрыш в суде у людей бывает не просто в слезах, но в истериках и даже хулиганских выходках, однако это явно не повод на этом основании ставить им диагноз. При чем в основе часто лежит именно - лучше других. Иногда предметом спора является именно оспаривание результата, который был лучше других, но таковым не был признан. Мне кажется, не стоит так огульно все социальное в человеке сводить только к психологии и психиатрии.

Соперничество в основе общественных институтов чаще всего указывает на дисфункциональность этих самых институтов. В частности, состязательный принцип судебной системы глубоко порочен по своей сути, потому что его итогом становится не установление истины, а выявление победителя. Неудивительно, что люди болезненно реагируют на "проигрыш" в суде, особенно если в результате попирается их чувство справедливости и надежда на установление реальной картины происходящего.

"Мне кажется, не стоит так огульно все социальное в человеке сводить только к психологии и психиатрии".
- Мне тоже так кажется. По-моему, уже назрел момент пересмотра социального с точки зрения психологии и психиатрии. И многие исследователи (Зимбардо, Милгрем, Хаэр) именно этим и занимаются.

Состязательность как принцип судопроизводства состоит не в "выявлении победителя", а в равных правах сторон процесса на представление доказательств в суде. Это базовый принцип правосудия, при отсутствии которого мы получаем инквизицию. Хотя даже инквизиторы немного стеснялись, и у ведьм был "адвокат дьявола", если не ошибаюсь. А справедливость имеет не одну сторону в данном контексте. Справедливость с точки зрения закона, принятого в обществе и соблюдения всех принципов правосудия - это одно. Справедливость бытовая с точки зрения конкретного участника процесса - совсем другое.

"Состязательность как принцип судопроизводства состоит не в "выявлении победителя", а в равных правах сторон процесса на представление доказательств в суде".
- Я знаю :-) Тут недавно всплывал вопрос: а почему жертве абьюза присудили правонарушение, когда она сама больше пострадала в конфликте? А потому что она не выдвинула встречный иск. Т.е. понятно, что судья не должен обладать экстрасенсорными способностями, чтобы понять "кто на ком стоял" и установить зачинщика конфликта, жертва сама должна позаботиться о представлении информации. Вот в этом-то, на мой взгляд, и состоит порочность судебной системы.

" А справедливость имеет не одну сторону в данном контексте".
- В то-то и дело! В том-то всё и дело. Между тем справедливость имеет только одну сторону: если это конфликт, то он должен быть решён по согласию сторон; если это насилие, то меры противодействия применяются к насильнику. И, кмк, пора уже привести в соответствие "бытовой справедливости" правоохранительную систему - в общем-то, в мировой практике всё к тому и идёт, но уж слишком медленно.

Начну со второго. Нет никакой объективной бытовой справедливости. Не перефразируйте меня, пожалуйста, мне так долго )) субъективная справедливость с точки зрения каждого из участников процесса. Так под какую из сотен даже типовых вариантов справедливости нужно заточить правоохранительную систему?
По первому абзацу. В делах частного обвинения, а то, о котором вы говорите, относится к этой категории, такой же порядок если не ошибаюсь предстпвления доказательств как в гражданском процессе. Потому что они признаны не представляющими опасности для общества. Легкие телесные по-моему. Бытовуха коммунальная. Для активности нужно да подать исковое заявление мировому судье. Для защиты поийти в заседание и представлять доказвтельства. В чем проблема? Если такое дело не хочется длводитъ до суда достаточно на стадии дознания подать встречное заявление участковому, а не иск даже, до суда не доводить. Иногда такое попадается, коммуналок в Питере мнтго, а детишки выросли )) но это - Особое производство. По уголовке порядок другой совсем, там вас будут защищать даже если вы обвиняемый и не хотите или потерпевший и не хотите. Качество это уже другой вопрос.


Объективная бытовая справедливость существует и берёт своё начало в понятии "неотъемлемые права человека". Есть твёрдые однозначные этические установки. Всё очень просто, и не надо никаких "сотен типовых вариантов".

Я знаю про виды производства. Я просто хотела подчеркнуть, что в современных реалиях суд не ставит целью установление истины и утверждение справедливости.

Как я ниже написала, соревнование отличается от борьбы тем, что участие в соревнованиях сугубо добровольное и результатом соревнования становится перераспределение чужих предназначенных специально для победителей ресурсов. А в судах, как правило, идёт борьба за свои собственные ресурсы, на которые кто-то покусился.

Субъективная бытовая справедливость (условное название, нет такого термина) - это частная ситуация, существующая в любом деле, и имеющая разные правовой "вес" в рамках разных правовых систем. На примере. Распространенная ситуация - отжим недвижимости путем мошенничества в контексте гражданского процесса, не уголовного. Первый вариант - подпись собственника подделана (без углубления в подробности). В этом случае недвижимость идет обратно бабке, а добросовестный уже какой-нибудь третий приобретатель этой недвижимости идет искать свои деньги у мошенника. Справедливо? Для бабки - да, для нынешнего честного собственника - нет, не справедливо по его мнению, и его можно понять. При чем тут права человека? Второй вариант - бабка всю жизнь пьет, на учете не состоит. Сама продала, в очередном затмении, но у нотариуса была трезва. Спохватилась, пошла лечиться (алкоголизм - это болезнь, да) и в суд оспаривать сделку. Суд ей отказал. Несправедливо! - шумит бабка, я больна, я плохо соображала (действительно плохо соображала). Справедливо, я то тут при чем - говорит добросовестный приобретатель недвижимости, ни сном ни духом не знающий, что была какая-то бабка до тех милых людей, у которых он приобрел недвижимость. При чем тут права человека? Неотъемлимые.

На чем основано Ваше утверждение, что суд не ставит целью установление истины. Ставит. Только доказательства этой истины должны предъявлять сами стороны, а не судья. Права у обеих сторон равны на это.

Сотязательность и соревновательность - широкое понятие, конечно. Мы начали с того, что плач как реакция на то, что кто-то другой достиг бОльшего успеха - является ли реакцией деструктивной личности? По моему мнению, не является. Но я, опять же, по другому профилю - не специалист в психологии. По моим личным наблюдением более типичной реакцией нарца на проигрыш является агрессивно или пассивно проявляемая злость, скорее даже - злоба, а не растекание слезами.

Мы же тут, в этом блоге, не случайно собрались. Нам вбивают в голову, что "в несложившихся отношениях виноваты оба", что "каждый может быть прав по-своему" и тому подобное. Между тем мы на ярких примерах можем убедиться, что это очень часто далеко от истины. Люди, которые хотят договориться о чём-либо, обычно спокойно договариваются сами либо прибегают к чьей-либо помощи для нахождения компромисса. Люди, которые договору предпочитают право силы, будут вести себя так, как будто в отношениях с другими окружающие люди - объекты, мнением которых можно пренебречь. И тут принцип "субъективной бытовой справедливости" уже не работает.

Ну, к примеру. Красть - нельзя. Точка. То есть никому и ни при каких обстоятельствах. Это объективная непререкаемая истина (для зрелых людей с нормальной этикой). Тем не менее, девианты плевать хотели на эту истину, да и среди относительно нормальных найдётся куча порченных, которые будут доказывать, что при чрезвычайных обстоятельствах красть можно. Истина при этом никуда не девается: красть - нельзя. Она абсолютна.

"Мы начали с того, что плач как реакция на то, что кто-то другой достиг бОльшего успеха - является ли реакцией деструктивной личности?"
- Да, именно так. Потому что нормальный человек плачет, когда теряет что-то своё. Нарец плачет, когда ему не достаётся чужого.

Это притягивание за уши )). Что чужое то не достается? Второе место на олимпиаде районной по математике - это цифры чужие, или диплом чужой не достался? И это не слава даже, и не обязательно бесплатное поступление там, или иная значимая награда.

Но пояснить тут может только автор, из-за чего конкретно она плакала в детстве. Может, вообще ремня боялась, к примеру, за то, что не стала первой в чем-то.

Кто вбивает кому в голову? Мне никто такого, о чем Вы пишите, никогда в голову не вбивал. Что не помешало мне влипнуть по самые уши и довольно долго вилять хвостом.

Могут договорится люди при двух условиях - существует конкретный вариант компромисса, который худо-бедно устроит обоих; наличие договороспособности у всех сторон.

У нарцев, социопатов, etc. договороспособность отсутствует вообще. О чем с ними договариваться? А вот понятие справедливости очень даже есть у них, - своей справедливости, субъективной. Но опять же, это не мнение специалиста )) а мое личное мнение.


Нарец плачет оттого, что считает победу по праву своей. Ведь он же априори самый красивый, самый умный, самый быстрый и т.п. В его представлении единственно справедливый исход поединка - это признание его самым-самым. Чужая победа вызывает у него такие же чувства, как у нормального человека - кража чего-то ценного.

Очень мало людей готовы признать, что остаться каждой стороне при своём при невозможности компромисса - это совершенно нормально. Я проводила эксперимент, который подтвердил: многие люди считают, что у конфликта есть три возможных исхода - либо накрячат тебя, либо накрячешь ты, либо произойдёт обмен ресурсами. О чётвёртом варианте большинство забывает.

"А вот понятие справедливости очень даже есть у них, - своей справедливости, субъективной".
- Ну и что? Есть объективная этика и объективная справедливость - какое нам дело до понятия справедливости в исполнении социопатов?

Забавно смотреть, как люди проигрывают в настольные игры. В детстве очень любила играть в дурака всей семьей, нормально проигрывали только женщины и девочки, мой отец приходил в ярость, а двоюродный брат плакал. Мне уже тогда их реакция казалась глупой, вобще было не понятно зачем плакать и злиться. Потом играть разлюбила.

Многие "мудрые" женщины находят правильным играть в поддавки со своими мужьями, будь то партия в настольный теннис или шахматы. "Мудрые" подчиненные проигрывают своим начальникам.

Крик, плач, злость на проигрыш - это по сути детская реакция, так дети себя ведут. Взрослые смотрят на ситуацию намного шире, если речь о игре - есть понимание, что это не трагично для человека в целом. Если это важное дело, то опять же, такой вариант развития событий должен быть предвиден. Взрослый не может не понимать, что проигрыш возможен, как таковой.
То, что нарцы злятся, не удивительно, по моему мнению, это люди с недоразвитой психикой, застрявшей в детском возрасте. Но для меня есть разные виды злости. Есть детская, которая приводит к глупой мести или пакостничеству. Есть взрослая, которая стимулирует человека к дальнейшей борьбе за свои права.

Пардон, с телефона куда то сообщение не в ту ветку по моему


  • 1