?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
От жертвы до мучительницы. История в трех картинах (Окончание)
tanja_tank
Вниманию комментаторов! Если вам нечего сказать героине кроме того, как осудить или обругать ее - пожалуйста, воздержитесь от этого. Я публикую эту историю, чтобы обсудить феномен "перевертыша" и вместе подумать, насколько возможно "самовправление", если человек хочет этого и осознает свои проблемы.

Картина вторая.
Я мудак, причем мудак-лесбиянка


После Славы смотреть на мужиков мне было просто противно. А так как во время замужества я много времени проводила в интернетах и стала прокачанной по модным веяниям, то решила, что теперь мне прямая дорога в лесбиянки.

К тому моменту мне уже шел двадцать второй год, я заканчивала институт и работала в госструктуре. Я снова начала заниматься спортивной стрельбой и добавила к ней рукопашный бой, на который ходила вместе с братом. Думала: если теперь какой-то мудак попытается меня избить, он сильно пожалеет. Наивная! Я еще не понимала, что маятник качнулся, и все вот эти мои изменения - показатель того, что теперь - я агрессор.

Таню я нашла на работе. Ей было тридцать, выглядела она еще старше, и видимо была настоящей, корковой лесбиянкой, которая жутко скрывалась от начальства и родни. Я подумала: нужно проверить, достаточно ли я пришла в себя после Славы. Могу ли я начать новые отношения. И стала бомбардировать Таню цветами и подарочками, рисовала ей смешные картинки, рассказывала ей всякие смешные истории из детства.

Потом поведала ей о Славе. Помню, я пустила слезу, когда рассказывала ей об аборте, хотя на самом деле считала это лучшим выходом из ситуации. Таня обняла меня и сказала: бедная моя, я тебя не дам никому обидеть. Тогда я как-то очень холодно подумала, что отношения - отличная штука, когда злодей в них ты.


В образе бедненькой жертвочки

Я не знаю мотивов Славы, что он хотел от меня, почему себя так вел. От Тани я хотела живого тепла. Когда оно было мне нужно, я приезжала к ней и требовала секса, гулянок, подарков.

Моя зарплата колебалась на уровне трех-пяти копеек, Таня получала больше, к тому же, у нее были какие-то накопления. Я не очень-то оценивала тогда, что и зачем я делала. Просто когда мне было одиноко, я шла к Тане. Чтобы она меня кормила, развлекала и любила. Я же так нуждалась в этом, я же до сих пор была морально униженная Славой. Я заслуживала своих поблажек и вот этой нетребовательной любви.

Когда Таня хотела какой-то отдачи, мне становилось физически обидно: это же не она прошла через ад, какого хрена она требует любви от меня?! Я начинала плакать и говорила: ты ведешь себя, как Слава. Пожалуйста, не надо, мне страшно!

Тогда она снова начинала няшкать меня, заваливать подарками, а я очень быстро сообразила, что Слава и образ бедненькой жертвочки - отличная индульгенция. От всего.

Я читала, что нарциссы специально дают жертве почувствовать свою зависимость от домашнего упыря - вовсе нет, я пропадала из жизни Тани не специально, а только когда она мне надоедала. Просто выключала телефон и шла тусить с институтскими друзьями. Да, у меня стало все хорошо. Учеба, спорт, отношения с мамой и братом, все было на высоте. Сейчас я думаю, что я вампирила Таню и за счет этого преотлично жила.

Я не знакомила ее с друзьями, причем в открытую говорила ей: ты что, хочешь, чтобы они знали, что я живу со взрослой лесбиянкой? Это же повредит моей карьере! Причем я не хотела ее обидеть специально, честно. Мне просто было абсолютно все равно. Я же правду говорю: она действительно лесбиянка, выглядит не айс, а я - потрясная красотка на старте жизненного пути.

Плохо с ней, плохо без нее

Постепенно Таня стала требовать взаимности более жестко. Первая влюбленность, видимо, прошла, и она увидела во мне некоторые неприятные (ха-ха!) черточки. Она жестко потребовала либо переехать к ней, либо оставить ее в покое. Мне этого очень не хотелось, и я пообещала, мол, после диплома, мне нужны комфортные условия, чтобы его писать. Я надеялась, что до защиты она обо всем забудет, но не забыла, пришлось придумывать новые отмазки. Жить с ней я не хотела по одной простой причине: Таня была женщиной, я вообще не рассматривала наши отношения, как серьезные.

Но постепенно я попала в некую странную, нездоровую созависимость. Через год после начала отношений с Таней у нас было уже штук сто эпизодов ссор и типа-расставаний. Больше половины инициировала она, и если в течение следующих суток моя девушка не прибегала мириться (обычно случалось именно так), это делала я. Я не любила Таню, она разражала меня, мне было некомфортно с ней... и очень плохо без нее. Сейчас я понимаю, без Тани мне было просто некого жрать. Я слишком любила маму и брата, слишком хотела казаться милахой перед друзьями и коллегами. А качнувшийся маятник требовал кого-то с аппетитом кушать.

Наверное, если бы свою семейную жизнь со Славой я проработала бы с хорошим психологом, ничего этого бы не было. Но вместо психолога я выбрала Таню, издевалась над ней и мстила ей за то, как поступил со мной Слава.

Не могу сказать: прощай

Когда мы отмечали вторую годовщину наших отношений, я поняла, от Тани надо уходить, я превращаюсь в бывшего мужа. И с этого момента я начала издеваться уже над нами обеими. Уходила от нее. Возвращалась. Ссорилась. Мирилась. Уже на полном серьезе обвиняла свою девушку в том, что она ведет себя, как Слава - она не отпускала меня.

Я заметила, что мне нравится хватать ее за руки и до синяков сжимать Танины запястья - именно так любил делать мой муж. Этот ад, в котором я больше не хотела быть злодеем, продолжался еще больше года. Я говорила Тане: я плохая, я не люблю тебя, я убиваю тебя и твою самооценку, отпусти меня. Она плакала, устраивала истерику, я получила очередную дозу ее эмоций и ненадолго все снова становилась вроде как хорошо.

При этом я начала откровенно презирать свою девушку: как она, взрослая, умная тетка, могла наступить на те же грабли, на которые могла польститься только восемнадцатилетняя девчонка, которой я была в замужестве?..

Примерно в то же время я поступила на вторую вышку и сменила работу. Я реже виделась с Таней и могла более объективно оценивать свое поведение. И эта объективная оценка была очень нелицеприятной. Быть жертвой, на самом деле, проще: у тебя есть некий социальный кредит сочувствия. Быть агрессором, если ты осознаешь, что ты агрессор и мудак - гораздо хуже. Из первого моего ада меня вытащил брат, из второго я могла вылезти только сама.

Я начала читать про абьюз, и поняла, что насилие родило насилие, Слава сделал несчастной меня, а я - Таню. Это не оправдывало меня, но хоть что-то объясняло. Я решила, что этот узел надо разрезать, и ушла от своей девушки. Хотела без объяснения причин, а получилось - со скандалом и вынужденными оговорками про "не точку, а паузу" и про "в любом случае, мы - друзья". (Потом эти оговорки нам обеим еще не раз вредили, когда Таня пыталась восстановить наши отношения или я звонила ей; лучше бы мы сразу вдрызг разругались).

Несколько месяцев после у меня была настоящая ломка. Мне стоило огромного труда не вернуться к Тане, я звала ее на посиделки на новой работе, иногда звонила ей просто без повода. При этом я не хотела новых отношений, но мне просто важно было знать, как она живет. Без каких-либо причин, просто так. Эти пинги были эмоционально тяжелы для нас обеих. Я понимала, что живу неправильно.

Апофеозом стало то, что у меня совершенно неожиданно начались новые отношения, с коллегой по работе. Я сказала Тане, что у меня появился парень, случился безобразный скандал. Это было то, чего нам так долго не хватало. Я перестала звонить Тане, а она мне. С нашего последнего разговора прошло около года, я не знаю, где она и что с ней, но искренне надеюсь, что у нее все хорошо, и она не запустила эту порочную эстафету дальше.

Картина третья. Я учусь не быть мудаком.

Сейчас мой маятник вроде как остановился в точке покоя. Но я постоянно контролирую себя. И тот самый парень, на сегодняшний момент - мой муж, бедняга, с этим живет. Ахахах, я заставила его прочитать про абьюз. Я рассказала ему про мои два ада. Без подробностей, конечно, я даже здесь не все написала. Я попросила его говорить, если он заметит во мне приметы жертвочки или мудака.

Надо сказать, что побитые жизнью так и притягиваются друг к другу. Первой женой моего мужа была весьма душная мадам, хотя и далекая от меня на пике нарциссической карьеры;)

Мы вместе полтора года, женаты несколько месяцев. Я очень люблю мужа. Я люблю, когда он радуется подаркам, вкусному ужину, новым шторам, которые я втихаря шила у мамы во время ремонта. Я люблю обнимать его, когда он спит, и особенно, когда он, не просыпаясь, поворачивается ко мне и обнимает в ответ. Я, черт возьми, начала кататься на лыжах с ним, хотя лыжи со школы ненавидела их.

Теперь в нашем доме часто звучит что-то вроде: "Чувак, ты одет, как колхозник. Ох, прости, это обесценивание. Мне не нравится, как ты одет, но если тебе комфортно, я потерплю". По вечерам у нас проходят сеансы взаимного вылизывания. Мы говорим друг другу, какие мы классные, умные и красивые;)

Я не знаю, войдет ли такой самоконтроль в автоматизм, или мне вседа придется контролировать себя, как бывшему алкоголику, которых не бывает. Для меня сложно держаться в средней точке, не подкладываться под любимого и не подкладывать его под себя. Тот опыт, что я пережила, я не пожелаю никому, поэтому бежать от домашних уродов стоит на самой ранней точке. Потом - не выберешься и потащишь это зло дальше.

...Я думаю, что ОНО всегда сидело внутри меня. Я любила и люблю человеческое внимание и высокую оценку. Просто неплохое воспитание и адекватная внешняя среда (а до смерти папы наша семья была крепким тылом для всех четверых), долгое время держали это говно в узде. Сначала это было неосознанно, по-детски, вроде как "хочешь супер-похвал - заслужи их, чтоб вот прямо супер было". Потом, после Славы, это вырвалось наружу. И теперь я учусь быть человеком более... осознанно что ли.

Я не хочу, чтобы вы или читатели думали, что я впадаю в самоуничижение. Наверное, если бы не мой детский брак, я всегда была бы неплохим человеком - именно в силу того, как прошло мое детство. Просто в экстремальной ситуации, как это нередко бывает, оказалось, что я... ну... не особо морально устойчивая. Я в ней проявилась, и проявилась далеко не милахой. Я внезапно задумалась о своем отношении к людям, а это как задуматься о том, как ты ходишь. Довольно мучительно, и сразу забываешь, как именно делаешь шаг.

Мне кажется, нас много таких - достаточно хорошо воспитанных и недостаточно сумасшедших, чтобы упасть в клинику, о которой пишут девочки, не дать возможность проявляться говну внутри себя. Это постоянная работа над собой...

  • 1
и вот ещё вопрос.
Почему именно религия привела к углублению такого мировоззрения, которое в итоге привело в деструктивные отношения? Как думаете?

Ой, это очень большую тему вы затронули. В двух словах не расскажешь. Если вкратце только.
Воспитание в целом нормальное у меня было. Брак у родителей очень удачный. Они уже 40 лет женаты, до сих пор любовь у них, ласковые и теплые отношения, заботятся друг о друге, поддерживают, уважают, у них партнерские равные отношения.
Но были некоторые моменты в моем воспитании, как говорят, особенности советского воспитания (хотя я не уверена). Я не буду описывать в целом как было, не о хороших же моментах вопрос. Но в целом я росла довольно в тепличных условиях, наверно даже избаловали меня родители, особенно папа. Мне с детского садика до окончания школы все дети завидовали и обстановке у нас дома и тому, сколько времени мне уделяли оба родителя. После того как развелась с нарцем я стала ходить к психологу. Через полгода-год я только начала приходить в себя. Потом стала искать причину в себе почему я пустила нарца в свою жизнь. Целеноправлено мы с психологом моих родителей не разбирали, но повылезало следующее.
У меня всегда была высокая планка к мужчинам на примере моего отца. Немного про отца. Он и муж хороший и отец, не пьет, не курит, не гуляет, обеспечивает всю семью, все может сделать своими руками, интеллектуал, порядочен, физически силен, любую проблему может решить, все для дома и семьи. Много про него могу историй рассказать, например, как он поймал один(!) разом(!) трех(!) воровок карманниц. Или как на даче принял вопли кота из леса за крик ребенка, решил, что его обижают, взял топор и пошел его спасть :). Для меня это героические вещи. На его примере для меня был совершенно диким момент, что мужчина может спокойно валяться на диване, если в доме перегорела лампочка или течет кран (папа все чинил моментально сам безо всяких напоминаний). Или что мужчина может не быть заинтересован в том, чтоб у его жены была шуба (для моего папы радость, что он может позволить своей жене купить три шубы) или чтоб мужчина не искал себе возможность заработать и т.д. Поэтому пока я планку держала на этом уровне, мне встречались только достойные мужчины. И даже огрехи в моем воспитании мне не были помехой этом. Но я эту планку снизила православием. Каким образом - ниже.
Сейчас расскажу об огрехах в моем воспитании. Например, было мало тактильного контакта со мной ребенком, желание закалить для жизни, вырастить сильной, которое заключалось в том, что чувства свои надо держать при себе, если я упала с велика или с кем-то во дворе поссорилась серьезно, то за меня не заступались, не сочувствовали. Помощь оказывали, не ругали и все, а мне хотелось чтоб меня пожалели, обняли, дали выговориться. Я должна была разбираться сама в своих проблемах, собраться и не жаловаться. О плохом нельзя было говорить, даже сейчас нельзя. За проступки не ругали, за успехи не хвалили - радовались, расстраивались, гордились, переживали, но в целом все было ровно.

В итоге, я не научилась дружить со своими чувствами, не знала как сказать человеку о том, что мне не нравится, могла терпеть дольше, чем того требовала ситуация, многое, если не все научилась делать сама и готова была взвалить на себя всю ответственность и весь груз работы. Всегда старалась быть первой и лучшей. Если мне что-то надо, сначала я терплю долго, потому что не осознаю потребности, а когда уже терпение лопается, я начинаю требовать. Внешне это выглядит как-будто я все время чего-то требую, не видно же как я терплю. И родители зная, что я всегда требую и требую, при появлении в моей жизни мужчины постоянно напоминают мне, чтоб я на него не наседала особо. Для меня это выглядит как виноватение. Мне никогда не говорили, что я умная, красивая, добрая и прочие ми-ми-ми, которые так нужны девочкам. Таков был задел, который я развила православием.
В православии основы - смирение себя; быть тише травы, ниже воды; радуйся тому, что есть; ты заслужил то, что имеешь; мужчина ценен уже тем, что он а)мужчина и б)тем что он есть; нельзя быть лучше/успешнее мужчины; послушание превыше поста и молитвы; свою волю надо отсекать и слушаться во всем мужа даже если он не прав; надо молчать, когда не спрашивают, надо быть скромнее; всегда искать причину в себе; нельзя выносить ссор из избы; надо терпеть скорби с радостью; надо прощать все обиды; тебе сделали плохое - молча глотай и поступай по отношению к обидчику милостиво, прощай его и т.д., думаю что понятно о чем я. В самой церковной жизни очень много манипуляций. Рассказывать их не буду, если интересно могу ссылок накидать - сейчас об этом стали много говорить и писать. Внутренняя жизнь церкви очень похожа на жизнь с психопатом. Наглядно это можно прочитать в недавно опубликованном в жж "Исповедь бывшей послушницы". Виктимный образ жизни и мышления в русском православии норма и подтекстом транслируется и в поучениях св.отцов и в текстах богослужений, молитв, проповедях и прочем. Я это приняла, впитала в себя, снизила свою ценность и автоматом снизилась моя планка к мужчинам. Так я вышла замуж за православного психопата.
Теперь я открытыми глазами смотрю на людей церкви, на ее учение, на ее нравы и порядки и прихожу к выводу, что все в ней направлено на развитие и формирование виктимности с одной стороны. А с другой стороны, прекрасный рассадник для психопатов. Их в церкви, действительно, оооооочень много. Они там правят балом, пестуются и никак не порицаются.
И вот если бы я не искала причин в себе, своей жизни, не работала со психологом, то разве у меня был бы шанс на отношения со здоровым мужчиной? Думаю, что нет. Да, я научилась вычислять нарцев, я вернула планку на прежнее место. Но для этого надо было на себя посмотреть, о чем здесь говорить не принято. Дает ли мне это все гарантии в том, что я не сойдусь больше с нарцем - не знаю, время покажет. Во всяком случае, от виктимности я избавилась, самооценку подняла, стала разбираться в психологии людей, а это уже хорошо.

  • 1