Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

Вся такая внезапная Надя. Окончание

Последний день вместе

Последний наш с ней секс закончился тем, что в ответ на моё «Я тебя люблю, Наденька» она сквозь зубы выдала «Я тебя тоже», и ко мне неожиданно вернулось то ощущение тёмного пустого ада, в который я как-то раз заглянул. Я убедился: меня на самом деле люто ненавидят и мечтают избавиться.

Но этого оказалось достаточно для того, чтобы я понял: я люблю свою подругу куда сильнее, чем она меня, а она испытывает ко мне совсем не те чувства, о которых говорит. Мой мозг был затуманен, но не настолько, чтобы я мог не заметить белым днём сведённое напряжением мышц лицо и вот это через зубовный скрежет сказанное «я тебя тоже».

Вечером того же дня к нам приехал один мой друг, страдающий (или наслаждающийся, как посмотреть) обсессивно-компульсивным расстройством. Я тогда и названия-то этого не знал, просто он не скрывал, что слегка психанутый, больше того – в своё время сразу при знакомстве сказал, что, мол, да, вот такая вот фигня, состою на учёте, поэтому не обращай внимания, а в самые тяжёлые периоды, если я отсиживаюсь в своём углу – не ищи меня, тебе не понравится то, что ты увидишь.

Потом он худо-бедно подобрал себе лечение, обострения стали редким явлением, и даже осенью был вполне себе общителен. Он приехал по двум причинам: повидаться со мной и проконсультироваться по одному бизнес-вопросу с Надей, которую я представлял как мастера своего дела в этой области. И вот в процессе их разговора меня как током ударило. Я понял механизм всех этих «чудесных совпадений». Я понял, как она меня в себя влюбила.


Дело в том, что накануне этого разговора, я объяснил ей суть вопроса, который собирался задать ей друг, и между делом прибавил, что на мой взгляд, проблема решается вот так и вот так, а ещё можно – мелочь, но полезная - вот сюда сунуться.

Следующим вечером уже в процессе обсуждения «на троих» она выдала эту мелкую деталь за свою. Когда я поддакнул, она сказала «Ой, а ты тоже об этом подумал? Как круто, мы в очередной раз совпали!» Это при том, что накануне я ей прямым текстом эту деталь высказал.

И вот на место встал последний кусок мозаики и передо мной наконец открылась схема всех этих «чудесных совпадений». Мне стало понятно, откуда она брала информацию о моих вкусах. Я чётко осознал, что она давно читает мой ЖЖ, которому на тот момент было 12 лет и в котором я был довольно откровенен, но который не светил – но у неё же был доступ к моему компьютеру, когда меня не было дома!

Я понял, какова цена всем этим многочисленным «ой, я только что о том же самом подумала!» Наконец, мне стало ясно, какова цена всем этим сомнительным комплиментам класса «ой, ты такой прям ххххх» в случае, когда я ничего особенного в принципе-то и не делал, и когда комплимент был явно неуместен и льстив. Приятно, когда тебе льстят, но в той ситуации, в той картине, я понял, что эта ее лесть была последним гвоздём в крышку моей адекватности.

Я быстро свернул разговор и пошёл провожать друга. И он меня добил, сказав, что моя девушка насквозь фальшивая, что я могу ему не верить, что в свете отсутствия у него самого личной жизни я могу посчитать его слова тупой завистью, но что у психопатов есть одно любопытное свойство – они издалека и насквозь видят друг друга. И что мы знакомы много лет, он желает мне добра и поэтому обязан предупредить, даже если наша дружба после этого закончится.

Он не знал, разумеется, что она лежала в клинике, что ходила к психиатру, но именно он впервые произнёс тогда слова «шизофрения» и «нарциссическое расстройство». Не будь всего остального – я бы посмеялся над ним, я бы послал его, я бы, в конце концов, дал ему в лицо. Но, учитывая события прошлых недель и этого вечера, я, конечно, прислушался.

Мы проболтали с ним у подъезда около двух часов. Он угадал, что её поведение ухудшилось с наступлением плохой осенней погоды. Он предположил, что она говорит гадости про своих родственников, что у неё нет друзей. Это была абсолютная правда! У неё действительно их не было, и так было всю её жизнь! Всех, с кем она сближалась, она предавала, как я уже потом выяснил, тогда же я просто знал, что у неё никого нет и что моим многочисленным друзьям она очень завидует – она говорила об этом открытым текстом.

После того, как я всё подтвердил, он сказал мне, что те её родственники, про которых она говорит больше всего гадостей, самые адекватные и могут стать моими союзниками, если я решу бороться за ребёнка. Но будущего у меня с ней нет – она твёрдо приняла решение от меня уйти, раз ведёт себя так, и она лишь ждёт, пока я сам сделаю первый к этому шаг, потому что ей крайне важно остаться хорошей в глазах её родителей, которые, скорее всего, тоже не совсем в порядке.

И пока я в полнейшем ступоре всё это переваривал, он предложил её проверить – при следующем скандале заявить, что для меня это неприемлемо и что либо она сейчас просит прощения, либо мы расстаёмся. «Сделай это в письменной форме, но без резких слов» - посоветовал он мне тогда.

Когда я вернулся, она уже спала. А на следующее утро меня ждал скандал на тему того, чтобы «этого мудака» я никогда больше домой не приводил и вообще лучше бы мне с ним не общаться. Я высказался на тему «ты достала, или извиняйся, или уходи», потом сделал то же самое в мессенджере уже по дороге на работу - и под вечер получил сообщение, что её не устраивает такое обращение и что она уезжает к маме, теперь уже навсегда. Всё произошло ровно так, как предполагал мой друг-психопат. Вернувшись домой, я обнаружил отсутствие её вещей и части моих немногочисленных денег.

А меня ждала одна из самых жутких ночей в моей жизни. Ещё несколько недель назад я был почти женат на идеальной девушке, будущей матери моего ребёнка. Ещё несколько дней назад я предполагал, что мы со всем справимся. Теперь я не имел ничего.

Я всё понимал, это правда, но ничего не мог поделать со своим состоянием. А оно было ужасным. Я не мог думать ни о чём другом, кроме того, что всё только что разрушилось. Больше того, к утру всё как-то так в голове выкрутилось, и я начал считать, что собственными руками разрушил своё счастье.

Встреча с "тещей"

Я поехал к её маме. Меня не пустили даже на порог, больше того – выдали, что я маньяк и садист, «заковывал нашу дочь в наручники и избивал». То есть постельные сцены были не только сделаны достоянием посторонних, но и вывернуты в таком ключе, что мне до сих пор противно даже вспоминать про жёсткий секс, не то что заниматься им с кем-либо.

Я был явно неадекватен в тот момент, поскольку, кое-что про эту «любовь» уже понимая, выждал всего пару не менее жутких дней, прорвался-таки к ним в квартиру, и услышал «я тебя не люблю, а ребёнка никакого нет, потому что у меня из-за твоих выходок случился выкидыш и все эти нервы сделали меня теперь бесплодной, так что я тебя ненавижу, гад».

И вот тут я совершил огромную ошибку – чуть было не покончил с собой на глазах всего их двора. Впоследствии это дало им возможность говорить «видите, он же в натуре маньяк, вены себе резал!» То, что это было следствием довольно благородного чувства - осознания своей вины и ответственности, конечно, никому не было интересно, как и то, что это чувство вины было насквозь ложным – с плодом всё было в порядке, впоследствии она родила сына. Спустя два года я простил ей всё, кроме этой чудовищной лжи, которая чуть было не стоила мне жизни.

Моя жизнь на какое-то время стала адом. Знаете, что такое зацикленность? Вот и я думал, что знаю. На самом деле я ничего про это не знал. Это жутко, когда ты не можешь думать ни о чём другом, когда не можешь переключиться ни на минуту, ни на секунду, когда не помогает ни алкоголь, ни трава, ни общение с друзьями, когда вся твоя квартира и весь твой город представляют собой сплошные «якоря» - осколки разрушенных целей и мечтаний, несбывшиеся планы, якобы наши совместные места, песни, слова и занятия, когда в любую секунду, где б ты ни находился и что б ты ни делал, ты думаешь только об одном – о том, что разрушил своё будущее, что никогда больше не встретишь столь близкого тебе по уму и сердцу человека (да-да, понимание того, что это был третьесортный спектакль, никак не облегчает ситуацию – наши более древние системы работают независимо от разума, к сожалению), что, в конце концов, ты убил собственного ребёнка.

Я снова потерял работу, причём с гораздо более неприятными последствиями. Я разрушил свою репутацию среди наших с ней общих знакомых, которых, как быстро выяснилось, в маленьком городе хватает. Моя жизнь погрузилась в хаос. Та боль, что я испытал при разрыве с прошлой девушкой, казалась мне сейчас желанной – нынешнее состояние было куда хуже, я бы многое отдал, чтобы мне опять было просто больно.

Расследование

Так продолжалось около трёх месяцев. После чего я случайно узнал (от той самой ее сестры, которая «тварь и манипулятор»), что выкидыш был циничной ложью, что все те её «сбегания к сестре» были нужны лишь для того, чтобы подготовить почву для финального рывка (она рассказывала про меня каждый раз столько гадостей, сколько я, наверное, за всю жизнь про всех не сказал, поэтому в конце никто не удивился, что она ушла «от этого маньяка»), что сам ребёнок нужен был ей лишь для того, чтобы весьма токсичная мама приняла её «обратно в родительский дом» и «стала воспринимать всерьёз».

И я принял решение бороться за ребёнка. Я вышел на её маму и предложил финансовую помощь, полагая, что она не будет лишней. В ответ на меня заявили в полицию. У меня состоялся разговор с её родителями и участковым, где два пожилых уже человека пытались создать у полиции впечатление, что я наркоман, вор и маньяк, угрожали мне, провоцировали на скандал и лгали в глаза. Я понял, что миром тут ничего не добьешься, надо готовиться к войне, и чуть-чуть копнул Надино прошлое.

И тут пласты лжи начали разрушаться, как весенний лёд. Я познакомился с той самой «кредитной» подругой, которая сочувственно посмотрела на меня и сказала «эх, что ж вы раньше ко мне не пришли» - всё было совсем наоборот, она помогала Наде деньгами.

Я зашёл к её психиатру, который, конечно, связан врачебной тайной, но который своим молчанием в нужные моменты сказал мне очень много. Я пришёл к её бывшему гражданскому мужу со словами «ты имеешь полное право дать мне в рыло, я увёл у тебя Надю, но пожалуйста, помоги разобраться» и нашёл вместо драки понимание и поддержку – а также выяснил, что бухала и дралась Надя, а не он (потом мне это подтвердили другие источники). Он сказал, что она выпрашивала у него зачатие даже тогда, когда уже жила со мной.

Я выкопал даже факты промышленного шпионажа и попыток торговли чужими секретами. Я узнал, что история о первом муже-гаде была вымышленной от начала до конца и что развёлся он с ней потому, что у неё именно тогда впервые проявилось её расстройство, он всё понял и решил не связываться.

Я нашёл дома полный пузырёк нейролептика, который она не принимала, так как он несовместим с беременностью, а забеременеть она хотела куда больше, чем лечиться. Она давно приняла решение беременеть от кого угодно – а тут я так удачно подвернулся под руку.

И ещё. Я выяснил, что никакого изнасилования не было, но что рассказывала она о нём всем мужчинам, с которыми знакомилась и спала. До этого я не мог и представить, что кому-то придёт в голову врать о подобых вещах, а теперь понимаю – это отличный инструмент выбора жертв. Удалось разжалобить – значит, тебя можно жрать. Не удалось – лучше держаться от тебя подальше. Она, по крайней мере, действовала именно так: тем, кто на её слёзы не вёлся, второе свидание не светило.

К ребёнку меня, разумеется, не подпускают под угрозой ложного доноса в полицию (мне так и сказали – мы, если что, ославим тебя педофилом, не отмоешься, так что не лезь), но которого я люблю всё равно, так как это мой сын. Но мне пришлось смириться с тем, что в семи километрах от меня растёт мой сын, которому я даже не могу подарить игрушку на день рождения.

Смириться – и погрузиться в глубочайшую депрессию, выбраться из которой у меня получилось только спустя два года. Этот текст – некая логическая точка, я надеюсь, что после этого я начну потихоньку об этой истории забывать. Конечно, мне не так больно, как раньше, и я уже не думаю об этом каждую секунду, но не проходит и дня, чтобы я об этом всём не вспомнил. И это по-прежнему очень болезненно.

В этой истории - только два плюса лично для меня:

- Я изучил кучу психиатрической литературы и теперь меня вряд ли можно подловить подобным образом.
- Я приобрёл нескольких хороших друзей из числа тех, кого она использовала и выбросила ранее.

Остальное – сплошные минусы и потери.

Кстати, именно в вашей книге встречается тема про слова-маркеры. Так вот, это присутствовало в полной мере, да только я внимания на это не обращал.

Например, про месячные она говорила исключительно так: "Я технически неисправна". Я также отлично помню, как она мне в одной из первых ссор сказала: "Мироздание даёт тебе ещё один шанс подумать, стоит ли со мной связываться". Говорила она и о том, что мне будет с ней тяжело - но я считал, что мне это вполне по плечу, и не воспринимал эти слова всерьёз. А стоило бы.
Tags: истории читателей, обесценивание, роковая женщина, эмоциональный вампир
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1355 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →