Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Category:

Мой теплый солнечный Лисенок (Часть 2)

К дяде! В Австралию!

В чем-то я была права даже, они через пару месяцев разругались и перестали общаться. Я вздохнула свободнее, но сразу началась другая проблема. Он снова сношал мне мозг «люблю, не люблю, не умею любить». Потом снова «определился» - ты моя единственная. Я хочу видеть тебя своей женой.

У него была идея фикс – переехать к дяде, в Австралию. Дядя уже неоднократно его туда пытался вытащить, английский Лисенок знает в совершенстве, талантливый программист, работа найдется… Он сказал, что «согласен ждать», когда я закончу вуз, мы поженимся и уедем вместе. И все у нас будет хорошо.

У меня были совсем другие планы на жизнь, но я плюнула на них, главное с ним. Он говорил, что я единственная девушка, на которой он хотел бы жениться. Что у него с бывшими не возникало таких мыслей, ему противен штамп, но я…


"Ты должна искать мне девушек"

Но потом он сказал, что пришел к выводу – он полигамен. Он хочет других женщин. Много. И я, как его девушка, должна ему в этом помогать (я же не хочу ломать его и переделывать под себя, как другие эгоистки?). Помогать - это либо находить и «поставлять» девушек, либо участвовать в сексе втроем.

Я резко ответила, что на это я не пойду никогда. Я за моногамию.

- Но ты же шлюха», - сказал он мне. - Ты что, меня обманывала? Я-то думал, когда с тобой знакомился, что нашел идеальный вариант – не собственницу, не эгоистку, которая понимает, как мужчине важен секс с разными женщинами… А ты, выходит, врала мне.

Я растерялась и запуталась. Где я врала? Почему, если я шлюха, я разорвала отношения со своим барыгой и никогда не изменяла Лисенку? Я сказала, что никогда и ничего такого не говорила. Он сказал, что разочарован.

В итоге мы пришли к соглашению: хочет трахать других - пусть трахает. Но это должны быть женщины, которые ему не близки. Не бывшие. Не влюбленные в него. Не друзья. Он сказал: ок. Забегая вперед скажу, что таких «незнакомых» у него так и не было.

И еще он поставил одно условие – если я хочу, чтобы он был рядом со мной, я должна «постараться быть для него разной». То есть – всякие эротические костюмчики, игрушки, разный макияж, образы… Я никогда не была против этого, чем можно удивить проститутку? Но меня действительно напрягало, что вне образа он меня не хотел. То есть – вот я приезжаю, он на меня накидывается, целует, раздевает и… «надевай униформу и в постель». У меня часто от такого желание стопорило. Но в принципе, это не важно и уж точно не говорит ни о каком нарциссизме.

Первая «оргия»

Скоро меня ждало новое потрясение. Я была у мамы в больнице, он позвонил: приедешь ко мне сегодня? Есть дело. Я спросила, чем мы будем заниматься. Он сказал: трахать Т. И засмеялся. Я тоже засмеялась и сказала, что конечно, приеду. Мне действительно не пришло в голову, что это не шутка.

Итак, я приехала. На кухне сидела Т, перед ней бутылка вина, на диване два корсета и эротическое белье. Лисенок встретил меня с довольной улыбкой и сказал – ну, переодевайтесь в униформу, а я дрочить.

Я охренела. Пошла за ним. Спросила, какого хера. Он очень удивился – мол, я же тебе по телефону все сказал. Потом взял меня за руки, доверительно посмотрел в глаза и сказал:

- Послушай, мне нужна помощь. Она же страшненькая, у нее давно не было секса, она просила меня ее трахнуть, а я не могу. Не стоит. А тут ты будешь рядом, во-первых, у меня на тебя встанет, во-вторых, поднимешь ротиком, если что, ты же у меня такая чудесная, добрая, давай сделаем хорошее дело.

В полном ступоре я пошла переодеваться. Это действительно было «трахнуть Т», и я не буду описывать этот процесс. Было мерзко, противно. Дома я стояла под горячем душем и скребла себя так, словно хотела содрать кожу. Потом взяла нож и яростно порезала себе грудь и живот, почти не чувствуя боли из-за распаренной кожи. Сразу стало легче.

Я очень боюсь касаться темы самоповреждений здесь, прекрасно понимаю, что меня могут не понять. Я обильно резалась в подростковом возрасте и в отношениях с ним начала снова.

Сначала чуть-чуть. После этого эпизода с Т все чаще и сильнее. Перед своей госпитализацией (расскажу позже), буквально за день, сама не знаю как перерезала вену на руке, мне ее зашивали. Это успокаивало меня, снимало душевную боль.

«Как офигенно трахать других!»

Госпитализация… Господи, какой же я была дурой. Я все надеялась на что-то.

У нас начались проблемы в отношениях – например, видеться мы стали раз в неделю-две, на выходных, и когда я спрашивала, увидимся ли мы, он сразу взрывался, орал, что я на него давлю. Я объясняла, что просто хочу понять, какие у меня планы, ведь у меня тоже друзья, и учеба, и выставка открыта интересная, я не давлю… но он говорил, что не знает, и скажет уже в сами выходные.

Начались придирки в моей внешности. Что слишком медленно отрастают волосы (попросил отрастить, любит хватать за волосы в сексе). Что у меня нет растяжки, и поэтому со мной невозможны некоторые позы. Что я слишком толстая (стандартное рост минус 110), а во С похудела из толстушки до скелета, и это офигенно.

Как-то мы лежали в постели, и он сказал: знаешь, что я тебе подарю первым делом, когда разбогатею? Пришью тебе нормальные сиськи…

Хотя, конечно, это мелочи, меня больше ранили его постоянные разговоры о том, как офигенно трахать других, что я ленивая и не ищу ему девушку, что у меня нет хобби, я ничем не занимаюсь и только учусь, я деградирую, я слишком липкая, я давлю, что у него на меня аллергия (вообще-то у него нейродермит, но типа, как я приезжаю - он обостряется)…

Он очень любил рассказывать, как трахал других. Как-то он ездил в другой город и вернулся оттуда со вспухшими кровоточащими ранами на спине. Я охренела просто, спросила, обо что он ободрался. Он сказал:

- А, это моя бывшая любовница. Она всегда была буйная и как-то прокусила мне губу в поцелуе, я шел домой и обливался кровью, было охрененно. нет, мы не спали, просто встретились, и она предложила расцарапать мне спину в память о ней.

Я включила "мудрую женщину" и сделала вид, что поверила.

Он очень любил рассказывать про Т и М. Про Т - какая она страшная, мужиковатая, с маленькими сиськами, как тяжело ее трахать (после секса втроем он тоже плакался - "ты хоть понимаешь, как мне было тяжело трахать двух жирных баб? тебе не понять"). Сетовал, что она не сосет, мне надо ее научить, что она "как желе", потихоньку падает и сползает, когда он трахает ее раком. Это все подавалось, как комплимент мне - я-то устойчивая...

И про М то же самое говорил... Тоже бревно, сосет плохо, стеснительная, зажатая. И самое ужасное - небритая пизда. Сейчас очень жалею, что гадости про них обеих он рассказывал сугубо лично, иначе скан переписки отправился бы к ним.

«Я убью тебя и боюсь этого»

Мне с ним было очень хорошо в сексе, очень. Трахались как кролики, много, долго. Он не девиант, девиант, скорее я - не мазохистка, но люблю пожестче. обожаю скарфинг (удушение).

Он душил меня так, что я теряла сознание и он приводил меня в чувство пощечиной, не выходя из меня... это было прекрасно. Шлепнуть, ударить, укусить до крови, он все это делал по моей просьбе. Кусал разве что больнее, чем мне хотелось, но тут "норму" не отыщешь.

По поводу удушения он мне говорил такую вещь, которая уже звучала в вашей статье: «я боюсь, что не остановлюсь однажды, во мне сидит Зверь, я убью тебя, я боюсь этого". А у меня внутри тоже сидел Зверь, и этот Зверь шептал: хоть бы ты не остановился...

Всякий раз, когда я делала ему минет, он садился в кресло перед компом и смотрел хентай... я дико комплексовала, мне казалось, что я просто не возбуждаю его, но он говорил, что это двойное удовольствие.

Как-то включил рисованное порно, где конь трахает девушку и заставил скакать на нем лицом к монитору и смотреть... все время ставил мне в пример этот хентай, какие там эмоции, чувства, и все всегда кончают. Ненавижу хентай!

Вечно покажет какую-нибудь картинку с невинной феечкой и говорит: "вот такой у тебя должен быть взгляд". У меня херово с эмпатией, я не понимаю взгляды... он объяснял, что взгляд должен быть невинный, наивный, любящий и спокойный, а я смотрю как ведьма, которая ненавидит всех. Часто ведьмой меня называл, но шлюхой чаще.

Еще я никогда не кончала, и он говорил, что чувствует свою ничтожность, что будет трахать меня, пока не умрет кто-то из нас, но заставит меня кончить. Но не выдерживал, конечно.

Еще один момент - он хотел часто, но... говорил, что абсолютно ничего не чувствует. «Только чуть-чуть в самом начале и когда кончаю. Все». Когда ссорились, часто тыкал мне своей нечувствительностью в лицо, что он меня трахает только для того, чтобы мне было приятно, ведь это я этого хочу. Я до сих пор не знаю, так ли это было. Но я утешала себя тем, что у него встает, стоит ему ко мне прикоснуться - значит, хочет.

У психиатра

У меня совершенно расклеился организм. Я стала падать в обмороки в общественном транспорте, пару раз в неделю. Когда не падала, просто было плохо, слабость, темнота в глазах, тошнота. Вернулась невралгия и сильнейшие головные боли. Был эпизод вегетативного криза (паническая атака), которые, как мне казалось, остались в прошлом. Вдобавок открылось маточное кровотечение. Самое смешное, что к психиатру меня послал гинеколог. Ну, я и пошла.

Я очень боялась психиатра, но надеялась, что мне пропишут антидепрессанты и все будет хорошо… На приеме я расплакалась, показывала свежие порезы. Говорила, что не хочу жить, и что боюсь сама себя, что не могу ездить в метро – и от приступов дурноты и от навязчивого желания броситься под поезд. У меня было неподтвердившееся подозрение на меланому, и я плакала, что оно не подтвердилось, а я бы хотела сдохнуть от рака. Прямо из диспансера меня увезли на скорой в дурку, где я провела два с половиной месяца. За это время он приезжал аж два раза…

В дурке был ад. Особенно в первый месяц. Меня положили в острое отделение – 60 мест, 60 шизофреников и параноиков, пара анорексичек, аутистка, очень много буйных, агрессивных. Причем среди персонала тоже.

Через месяц меня перевели в «санаторное», и на контрасте это был просто рай. Вот туда он и приезжал, там приемные часы были дольше, и он мог приехать к вечеру, утром спал. Правда, второй раз он опоздал и меня к нему отпустили всего на 10 минут. Он сказал, что привез мне подарок – и вытащил из кармана книгу, которую я ему когда-то подарила. Он сказал, что мне она тут нужнее, ведь я ее люблю, а он ее все равно так и не открывал.

Кстати, после он заявлял, что мотался ко мне в дурку, и ставил мне это в упрек – опять «отрывал время от себя», да и к тому же «ты знаешь, как мне тяжело видеть психбольницу». А мне не было тяжело лежать в ней, наверно…

Как я не ударила в грязь лицом перед его другом

После моей выписки у нас был просто медовый месяц. Мы не ссорились, часто виделись, снова звучало «хочу на тебе жениться» и «давай жить вместе». Правда, когда я спрашивала, куда мы денем Т, он уклончиво отвечал: «придумаем что-то».

Скоро снова все пошло наперекосяк. Мы отмечали Новый год, с его друзьями. Туда пришел один парень, Д, по словам моего Лисенка, с жутким «недотрахитом», и он был выбран в пару Т, страдающей от того же. Мы сидели с ним вместе, разговорились и с удовольствием пообщались.

Мой Лисенок отозвал меня в сторону и сказал – тут такая проблема, Т ему не понравилась. Короче, ему понравилась ты, я вам на кухне постелю, переспи с ним. Чоблятьваще, не поняла я. Ответ был немного предсказуем – «тыжешлюха, чо тебе стоит». Ну ок, подумала я. Пересплю. Во мне какая-то злость играла. Я была на 110% уверена, что он будет ревновать, что ему будет больно. Я отомщу ему за этот тройничок.

Но на утро он был дико доволен и счастлив. Сказал, что вот он мне не изменял, а я ему да. Значит, у него теперь есть право тоже с кем-то переспать. И что я врала насчет своей моногамии. Ну и что Д все понравилось, я супер, и Лисенок мной гордится, не ударила в грязь лицом перед его другом

Его «дочка»

Далее все пошло совсем под откос. Во-первых, у него появились навязчивые эротические грезы насчет своей «дочки», Л, интернет-знакомой из ооочень далекого города нашей необъятной страны. Он знает ее с ее 14 лет, она сирота, зовет его папой.

Он постоянно рассказывал, какая она невинная, сладкая, худенькая, что выглядит она на 15, не больше, что он станет ее первым мужчиной, что она поступит в вуз в нашем городе и будет с ним жить. И еще – что когда он соберется в Австралию, он на ней женится, чтобы было легче ее туда перевезти.

- А как же я? – спросила я.

Он нахмурился и сказал, что, во-первых, какого хрена в моих словах слышится нотка ревности (вот Л никогда ему мозг не сношает), во-вторых, я смогу сама себе оформить визу после вуза, а ей будет сложно, она же такая инфантильная.

- Как же так, ведь ты хотел на мне жениться.
- Я не хотел, с чего ты взяла?
– Но ты же говорил, что…
- Я ничего не говорил! Я просто рассматривал такой вариант! И вообще, мы даже никогда не встречались, откуда у тебя эти мысли? Ты мне не девушка, мы просто трахаемся!

Я онемела и не знала, что сказать. Он снова затянул свою песню, что он меня любит, что я ему важна и дорога, и как девушка, и как друг, что я должна его понимать и не быть эгоисткой, ведь мне правда проще, чем Л, и он же не может разорваться и жениться на всех? Ведь Т он тоже с собой возьмет. А она не предъявляет претензии, что он не женится на ней.
Да, в этот период он еще и возобновил общение с С.

В это же время он нашел свою первую интернет-любовь, спустя 10? 15? лет. Они снова начали общаться, и она, М, в него влюбилась как кошка. Он смеялся и показывал мне переписку с ней. Она была очень навязчива.

Там было примерно так: «Привет. Как дела? Я вижу по стиму, что ты играешь, значит, в сети, почему не отвечаешь? Ты меня игнорируешь? Почему ты меня игнорируешь? Что, так сложно сказать как у тебя дела? Я буду ждать тебя до утра, все мое время - твое! Не игнорируй меня! Ты делаешь мне больно! Да лучше бы ты на меня кричал, чем был бы так жесток! Все, я с тобой не разговариваю!» Он смеялся, и я тоже.

Он говорил, что я выношу ему мозг точно так же. Я никогда себя так не вела, но урок усвоила, и снизила свою «навязчивость» раза в три. Вообще перестала писать первой.

Я не рассматривала М как соперницу. Во-первых, она жила далеко, во-вторых, уж очень откровенной была его неприязнь к ее поведению. Не понимала только, почему он продолжает с ней общаться, раз она его так бесит…

Я чувствовала себя с ним шлюхой – член чешется, позову «штуку, с которой я сплю». Не чешется – и так норм. Но я цеплялась за его слова о любви, о том, как я ему дорога. И продолжала, дура, верить в то, что он меня любит – как умеет. Ну просто он вот такой. Я тогда думала, что он просто не понимает, что делает мне больно, и если я все-таки смогу до него это донести, все наладится.

Ну не социопат же он, чтобы намеренно причинять боль! Он хороший. Смог бы плохой человек взять к себе домой чужого человека - Т, потому что его избивает брат? Вот так я думала.

Но все попытки поговорить… У него есть огромный талант – выворачивать мои слова наизнанку, так, что я сама оказываюсь виноватой. Что это не он собирается трахнуть другую, а у меня «параноидная ревность».

Что это не он меня зовет только на потрахаться, а я не могу ему предложить ничего другого.

Что я деградирую и не развиваюсь, и это все от нейролептиков, которые мне назначили после дурки. Да и депрессии у меня никакой нет, ведь если бы я пошла на работу, у меня бы не оставалось на нее времени! Вот он – ему тоже тяжело и плохо, он окружен истеричными бабами, у него нет денег, и вообще жизнь говно, но он же тяжело работает (бгг), и поэтому не ложится в дурку. А я. Ну да.

Вторая госпитализация

После одной из таких ссор… Я не помню, что было. В моем дневнике есть запись: «Купила пачку феназепама. 50 таблеток. 5 пластинок. Буду пить по одной и писать сюда. I, II, III, IV, V».

Наверное, я хотела покончить с собой. Я не знаю, не помню, у меня амнезия, и память на эти дни так и не вернулась. Просто я закрыла глаза, а открыла и через пелену увидела больничный потолок и капельницу в руке. Очень испугалась.

Оказалось, я действительно траванулась феназепамом, а потому почему-то выползла на лестничную клетку, где меня нашли соседи и вызвали скорую. У меня была клиническая смерть и 4 дня я провела без сознания.

Вот так я стала не просто психически больной, а еще и самоубийцей. В дурке я провела полтора месяца, в остром. Он не приезжал. Когда из наблюдательной палаты меня перевели в обычную, нам в 8 вечера выдавали телефон на 15 минут в день. Я сразу позвонила Лисенку и сказала, где я и что со мной. Первое, что я услышала:

– У меня теперь будут проблемы с ментами?
- С какими ментами? - удивилась я.
- Ну ты кому-то сказала, что из-за меня это все? Говори, что из-за матери. Это ведь правда. Она у тебя деспотичная, и третирует тебя. Не создавай мне проблем.

А я и сама испугалась, что вдруг случаи неудавшихся самоубийств расследуют, и говорила полуправду – я ничего не помню, не знаю, не собиралась ничего с собой делать. Понятия не имею, поверили ли мне. Психиатры – это такие врачи, по которым не поймешь, что они думают…

"Каникулы" М

В общем, когда я выписалась, уже ничего не было по-прежнему. Та влюбленная, М, собиралась приехать к нему на 2 недели и он предложил эти 2 недели нам с ним не общаться. Я сказала: ок. Но он все равно звонил, мы болтали ни о чем, я спрашивала, переспал ли он с ней, он отвечал, она не в его вкусе.

Потом она уехала, и он пригласил меня. Мы сразу переспали (мы всегда с порога прыгали в постель), и он, входя в меня, спросил:

– У тебя давно секс был?
Я подавилась смехом и спросила:
- Ты думаешь, что я в дурке с санитарками трахалась?
Он спросил, кто у меня был последним. Я сказала, что, конечно, он.
- А у тебя? – спросила я.
- А как ты думаешь? – ответил он.
Я подумала, что тоже я, успокоилась.

А уже после он как-то задумчиво сказал, что я сосу лучше, чем М. Что она в постели вообще бревно, стеснительная и не бреет себе там ничего… У меня все похолодело внутри.

Я сказала, что думала, он не спал с ней. Он удивился, мол я ничего такого не говорил. А хуле не переспать-то, если она тут 2 недели торчала? Сиськи 5 размера на дороге не валяются.

Я подумала, что это все, вот совсем все. Уходить было уже поздно, и я решила дождаться утра. Ничего не говорила. Он сел играть и набрал по скайпу Л, я смотрела их игру.

На втором мониторе у него открыт скайп, там переписка с Л, я увидела свое имя, прочитала открытую часть. Он писал, как я его достала своими истериками, что я его не ценю, не умею любить, я жуткая эгоистка и ненормальная, что я себя режу (хотя я перестала), а еще бухаю, курю как паровоз…

Я тихо сказала, что это все неправда. Что неправда, переспросил он. Я показала на монитор и ушла на балкон курить. Он прибежал в бешенстве. Орал, а я просто молча сидела и плакала. Он сказал, что я наверняка его обсираю с друзьями. Я сказала, что нет. Щас проверю, сказал он и побежал читать мои переписки в ВК. Где-то в недрах моей переписки с подругой я цитировала ей нашу переписку в скайпе (когда я спрашивала, когда увидимся, а он взорвался «не дави», я спрашивала, неужели я правда давлю).

Он совсем взбесился. Сказал, что я вырвала из контекста его слова. Что я его «демонизирую», что было бы лучше, если бы я поливала его грязью, а так, цитатами, теперь все поверят, что он говно и козел, а я хитрая тварь, драма квин, мне так важно пострадать, и вообще он разочарован во мне. Я сказала, что мы расстаемся. Как раз наступило утро и я уехала домой.

Пинги и черные списки

Он потом писал мне еще, извинялся, признавался в любви, и вместе с этим твердил, что мы не расстались, потому что вместе не были. Что мы можем оставаться друзьями и любовниками.

Мне нужно было забрать у него свое пальто, и я за ним приехала… Мы о чем-то говорили, и он рассказал, что все это время, пока мы встречались, он трахал Т, как-то очень мимоходом так сказал («знаешь, как мне было тяжело? Она же страшная. Ты только не говори ей этого, она не переживет»), у меня в груди защемило и я чуть не расплакалась.

Он рассердился, какого хера я устраиваю истерику, ведь мы не вместе и никогда не были, он может трахать всех кого хочет… Силой я успокоилась, и он потащил меня в постель. Я не хотела. Он уговаривал полчаса, я ни в какую. Он и целовал, и в трусы пальцами залез, и членом терся.

Меня всегда возбуждали такие приставания и вообще, стоило увидеть, что у него стоит, у меня коленки подкашивались. Но мне было слишком больно. Я еле вырвалась и пошла курить. На балконе подумала, хрен с ним, пусть у него обо мне хорошие воспоминания останутся, шлюха я или нет? Подошла к нему, сняла брюки, встала на колени. Я в первый раз с ним не получила абсолютно никакого удовольствия. Сухая была как Сахара… но он вроде не заметил, или просто ничего не сказал.

Потом мы виделись снова, даже не знаю, зачем согласилась. Переспали, и я уехала. Я просто не могла его отпустить. Так несколько раз. И каждый раз – ты самый близкий мой человек, я люблю тебя, люблю, ты не представляешь, как ты нужна мне…

Наступила осень. Он попросил меня помочь с его работой, я согласилась. В тот день я встречалась с приятелем в баре и поздно пришла домой, он позвонил когда я как раз была на автобусной остановке, спросил, как продвигается. Я сказала, пока никак, домой еду. Он очень разозлился, орал, говорил лучше бы М попросил, он так и знал, что на меня нельзя положиться, что проект горит…

На самом деле, я думаю что М и так для него часть работы уже делает. Она все время ему в этом помогает. Но не сказала ничего. Решила – сделаю. Я и раньше ему помогала, еще когда думала, что он реально зашивается, и мне было тепло и радостно от мысли, что я могу разгрузить своего любимого, а он поспит лишние пару часов…

Но как бы то ни было, я двое суток не спала, сдала ему работу максимально быстро, и оказалось, что зря – стартует проект все равно не скоро, а он сам, судя по стиму, играет по 8 часов в день. Было обидно. После этого мы не общались недели полторы. Я не решалась навязываться, а он не писал.

В итоге не выдержала, спросила как дела, он прислал какую-то картинку… я спросила:

– Почему ты мне не пишешь?

Господи, что тут началось…

- А я должен? Ты тупая тварь, которая никогда меня не ценила, а я потратил на тебя 2 года жизни, ты сраная наркоманка, чем ты обдолбалась, чтобы писать мне такое, ты неадекватна, ты охуела в конец, я не хочу с тобой больше разговаривать.

И удалил меня из скайпа. Вот так, да.

Он написал через несколько недель. Я не ответила. Потом звонил, я снова не отвечала… Потом все же взяла трубку. Он орал на меня, у него действительно была истерика, что-то аффективное, когда человека несет и он может сказать все, что угодно – он говорил, что боится меня, что ждет от меня мести, что я заявлю на него в милицию об изнасиловании, или подкину ему его ребенка, или в налоговую на их фирму настучу.

Говорил, что я тварь, стерва и дрянь, параноидно ревнивая, испортила ему жизнь, нервы, выпила его душу. Что я нарцисс и социопат, и поэтому никогда его не любила, потому что любить просто не умею, у меня нет души. Он ненавидит меня.

Я сидела и слушала его в каком-то ступоре. Потом спросила – ты все сказал? Да, все, ответил он и бросил трубку.

Я добавила его (и всех его баб) в черный список везде, где только можно. А спустя неделю у меня сперли телефон и я сменила номер. Вот так закончилась (или не закончилась) эта история.

Промежуточные итоги

Что сейчас? Я больше не шлюха и не наркоманка. Я на учете в ПНД как суицидница. Моя мать грозится вызвать психиатра на любой мой косой взгляд. От рисполепта, который мне назначили после последней госпитализации, у меня сбойнули гормоны и я поправилась на 20 кг буквально за месяц. Да, сама не верила, что это возможно. Я вся в огромных и уродливых рубцах. Мне пришлось пересдавать всю последнюю сессию из-за больницы, и я чудом не вылетела.

Что хорошего? Волосы отрастила =). Наверно, меня это все чему-то научило. Теперь я точно знаю, что в отношения мне нельзя, ни под каким видом. И быть шлюхой меня тоже не тянет, ведь я узнала, как это здорово - спать с одним человеком. Дилемма.

С того последнего разговора прошло где-то три недели. Я его все еще люблю. Я вообще люблю долго и аддиктивно, моя первая любовь длилась 7 лет, 5 из которых мы не виделись. Но как бы там долго я его ни любила, на контакт с ним я больше не пойду. Не могу. Не хочу. Что-то умерло во мне, когда я сидела на балконе с потухшей сигаретой и слушала обвинения в социопатии.

Я упоминала, что принимала наркотики. И вот что я хочу сказать – я знаю, что такое ломка. Это ужасно, больно, отвратительно, это похоже на маленькую смерть. И я готова пережить это снова, сто, тысячу раз, лишь бы не вот эти душевные муки, лишь бы не постоянные самообвинения «дура, как ты могла ему верить».

Вот такой он был живой наркотик, мой теплый солнечный лисенок…

(Окончание в следующем посте)
Tags: bdsm, бланкинг, газлайтинг, гарем, закручивание гаек, истории читателей, обесценивание, параллельные жертвы, перверзный нарциссист, пинг, пограничники, промискуитет, психопат, садомазохизм, сахарное шоу, сексуальная порочность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 355 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →